Conspirology » СХВАТКА ЗА АНТАРКТИДУ. Часть 1

СХВАТКА ЗА АНТАРКТИДУ. Часть 1



013Что ждёт шестой континент Земли после истечения срока действия международного Договора об Антарктике 1959 года?

«Ничьё – значит моё!» – примерно так могут рассуждать частные граждане или группы лиц, которые, вполне возможно, проявят жгучее желание основать в Антарктиде свои собственные поселения, а то – и новые государства. В самом деле – почему бы и нет?».

Когда в деле замешаны большие деньги, как и полагается, заинтересованные стороны напускают как можно больше тумана. Так и здесь: судя по всему, в 2010 году прекращается действие международного Договора об Антарктике, согласно которому с конца 1959 года была запрещена любая деятельность на шестом континенте, кроме деятельности, связанной с проведением научных наблюдений.

И если это так, то не исключено, что в Антарктиду ринутся многочисленные желающие застолбить за собой наиболее выгодные и лакомые участки пока что ничейного континента. Мы же попытаемся выяснить, что представляет собой Антарктида. Ведь для того чтобы знать, как следует поступать в будущем, необходимо как можно детальнее разобраться в прошлом и настоящем.

Нажмите для увеличения

АНТАРКТИДА КАК TERRA INCOGNITA

Пожалуй, ни про одну территорию Земли не имеется столь большого количества баек, легенд и слухов, как про Антарктиду. Весь массив антарктической информации, по сути, можно разделить на два больших сегмента: так называемая официальная информация, и – неофициальная. Я не претендую на истину в последней инстанции, а посему рискну предложить читателям объединить оба этих массива информации, которые, по большому счёту, очень неплохо друг друга дополняют.

Таким образом, серия статей, посвящённых Антарктиде, будет представлять собой в известном смысле смесь, компиляцию публикаций, уже сделанных ранее самыми разными людьми – как официальными лицами (учёными и исследователями), так и людьми «неофициальными» (сторонниками альтернативного исторического подхода, уфологами, конспирологами).

Огромный интерес, который проявляют к Антарктиде многие государства мира, вполне можно объяснить хотя бы одним фактом – наличием в недрах этого материка колоссальных месторождений полезных ископаемых. В Антарктиде представлена едва ли не вся таблица Менделеева: каменный уголь, титаномагнетитовые и железные руды, медный и магнитный колчедан, марганец, молибден, хром, графит, берилл, топаз, горный хрусталь, золото, серебро, алмазы, белый мрамор, газ, нефть, редкие металлы (уран, торий, ниобий, тантал). Наконец, именно в Антарктиде сосредоточено в законсервированном виде (в виде льда) более 80 % всех мировых запасов пресной воды.

Сегодня относительно Антарктиды существует несколько весьма устойчивых точек зрения. Первая – официальная. Антарктида – это континент, большая часть которого покрыта льдом. Климат очень суров. Основные обитатели Антарктиды – птицы и земноводные, разные бактерии и прочие простейшие существа. Материк представляет огромный интерес, с точки зрения изучения происхождения жизни на Земле. Сейчас в Антарктиде работают исследовательские станции ряда государств, которые как раз этим и занимаются; ведутся, кроме того, метеорологические наблюдения и прочая, так сказать, научная работа. Вот, собственно, и всё.

Вторая точка зрения такова: в Антарктиде ещё в конце 1930-х годов Германия создала свою колонию «Новая Швабия», перенеся туда все технологические разработки III Рейха. Свою территорию колонисты охраняют весьма тщательно, не подпуская чужаков и на пушечный выстрел. Наглядный тому пример – случай с экспедицией американского адмирала Ричарда Бёрда 1946-1947 годов, когда эскадра ВМФ США подверглась нападению летающих объектов, которые выныривали буквально из-под воды. После чего Бёрд вынужден был убраться восвояси.

Третья точка зрения: Антарктиду издавна осваивают русские. Причём, не исключено, что ещё с 1930-х годов Сталин нашёл в этом деле общий язык с Гитлером. О том, каких успехов немцам и русским удалось достичь за прошедшие без малого 70 лет, остаётся только гадать.

Наконец, ещё одна теория гласит, что Антарктида – место, где имеются каналы выхода в иные миры, в том числе – к центру Земли. Конечно же, Антарктида – место обитания представителей иных цивилизаций (возможно, не только земных – типа атлантов, которые многие тысячелетия назад и заложили основы современной человеческой цивилизации). Эти самые представители по понятным причинам также не желают, чтобы их попусту беспокоили досужие любители острых ощущений.

Внимательно изучая аргументы сторонников и противников этих теорий, однозначно приходишь к естественному выводу: всё не так просто, как это кажется на первый взгляд. Взять тот же Договор об Антарктиде 1959 года. Тумана в истории его заключения наблюдается изрядно.

0304

КАК ОТКРЫВАЛИ АНТАРКТИДУ

Но сначала имеется смысл вкратце рассказать об истории открытия Антарктиды.

05-0607


Как известно, антарктический континент был открыт русскими мореплавателями – капитаном Ф.Ф. Беллинсгаузеном и лейтенантом М.П. Лазаревым, которые на шлюпах «Восток» и «Мирный» 28 января 1820 года впервые в истории человечества достигли загадочной земли в южном полушарии. Русские корабли обошли вокруг антарктического материка, девять раз приблизившись вплотную к его берегам, определив, таким образом, общие очертания Антарктиды. То есть в новое время первооткрывателями Антарктиды стали именно русские.

Впрочем, есть весьма авторитетные свидетельства того, что в более древние времена люди прекрасно знали о существовании этого материка. Взять хотя бы знаменитого турецкого адмирала и картографа Пири Рейса (полное имя – Хаджи Мухеддин Пири ибн Хаджи Мехмед), который в 1513 году (по другим данным – в 1518 году) изготовил экземпляр карты мира, на которой были зафиксированы открытия Колумба в Америке вплоть до 1498 года. История с картой Пири Рейса столь интересна, что есть смысл сказать об этом несколько слов.

Сведения о путешествиях Колумба, как считается, Пири Рейс получил от пленника, который участвовал в экспедиции знаменитого путешественника. В настоящее время уцелела только часть карты Пири Рейса, на которой изображены части западного побережья Европы и Северной Африки, легко узнаваемо побережье Бразилии, восточная оконечность Южной Америки и часть… Антарктиды.

08

Карта Пири Рейса была обнаружена в 1929 году в Стамбуле доктором Эдхемом в ходе работ по созданию музея в султанском дворце Топкапы («Дворец пушечных ворот», Topkapi Sarayi) – главном дворце Османской империи до середины XIX века. Дворец, площадью более 700 тысяч кв. метров, расположен на мысе стрелки Босфора и Золотого Рога в историческом центре Стамбула – в районе Султанахмет рядом с Собором Святой Софии, и является сегодня одной из главных достопримечательностей бывшей столицы Османской империи. Карта Пири Рейса и сейчас находится в библиотеке дворца Топкапы, однако, она, как правило, в экспозиции для публики не участвует.

Некоторые полагают, что Пири Рейс при создании карты также использовал и древние источники. В том числе – источники из знаменитой Александрийской библиотеки. В 1953 году копия этой карты исследовалась в гидрографическом бюро ВМС США. Главный инженер бюро И. Уолтерс обратился за помощью к Арлингтону Х. Маллери, знатоку древних карт. Тот, потратив немало времени, обнаружил, какой именно способ картографической проекции использовался на карте. Чтобы проверить точность карты, он сделал сетку и наложил карту Пири Рейса на современную карту мира: карта османского адмирала оказалась абсолютно точной!

Карта Пири Рейса (нажмите для увеличения)

После завершения исследований Арлингтон Маллери заявил, что есть единственный способ создать карту такой точности – с помощью аэросъёмки. Кроме того, для построения карты Пири Рейсу необходимо было обладать знанием сферической тригонометрии, которая была разработана и описана лишь в XVIII веке, то есть – двумя веками спустя после того, как османский адмирал создал свою знаменитую карту.

СХВАТКА ЗА АНТАРКТИДУ. ЭПИЗОД 1

Итак, в новое время Антарктида была открыта в 1820 году русскими мореплавателями. «Однако её первое системное и углублённое изучение началось лишь век спустя», – такие строки мне пришлось прочитать недавно в одном популярном общественно-политическом издании. Это, кстати говоря, весьма распространённое заблуждение.

Изучение Антарктиды началось практически сразу же после известия об открытии русскими шестого континента. Однако мысль о необходимости координировать международные усилия в деле изучения не только Антарктиды, но и планеты в целом, была высказана уже во второй половине XIX века. В числе тех, кто начал говорить об этом, были крупнейшие русские учёные – К.М. Бэр, А.Я. Купфер, А.Ф. Миддендорф, А.И. Воейков, знаменитый немецкий естествоиспытатель А. Гумбольдт и другие исследователи. А директор морской обсерватории в Гамбурге Г. Неймайер ещё в 1854 году указывал на необходимость систематических исследований климата южного полушария, особенно в полярных широтах.

В начале 1870-х годов Г. Неймайер предложил организовать синхронные стандартные наблюдения в Арктике и Антарктике. Однако условия для реализации этой идеи наступили десятилетием позже. В 1875 году К. Вайпрехт, один из руководителей австро-венгерской экспедиции, открывшей Землю Франца-Иосифа, выступил на съезде немецких естествоиспытателей, где справедливо заявил, что научные результаты арктических экспедиций, практически, не оправдывают тех огромных средств, которые на них затрачиваются. Причина проста: исследования проводятся в разное время, от случая к случаю, несистемно, поэтому результаты наблюдений, особенно метеорологических, несравнимы, и их невозможно использовать для серьёзных научных обобщений.

10

Вайпрехт энергично занялся распространением и пропагандой этой идеи в научных кругах. Особенно действенную поддержку проект Вайпрехта получил у Императорского Русского географического общества. План Международного полярного года, составленный К. Вайпрехтом в 1877 году, был рассмотрен и обсуждён на двух международных полярных конференциях (в Гамбурге и Берне). Окончательное утверждение он получил в 1881 году на Третьей Международной полярной конференции в Санкт-Петербурге, проходившей под председательством директора Главной геофизической обсерватории Г.И. Вильда. На конференции было решено, что работы по общей согласованной программе начнутся 1 августа 1882 года и продлятся до 1 сентября 1883 года.

Этот период и вошёл в историю науки как 1-й Международный полярный год (МПГ). В мероприятиях 1-го МПГ участвовало 12 государств: Австро-Венгрия, Великобритания, Германия, Дания, Канада, Нидерланды, Норвегия, Россия, США, Финляндия, Франция и Швеция. Благодаря их усилиям в Арктике было создано 13 научных станций.

Однако, организация и проведение систематических исследований в Антарктике, даже на протяжении одного года, оказались в то время очень сложным делом, поэтому их удалось развернуть только в двух пунктах. Оба они находились не в самой Антарктиде, а, так сказать, на подступах к ней: один – на острове Южная Георгия, второй – на одном из островов архипелага Огненная Земля, вблизи мыса Горн.

В ХХ веке интенсивность изучения Антарктиды нарастала, экспедиции на шестой континент следовали одна за другой: Великобритания, Австралия, США, Германия, СССР, Франция, Норвегия, Швеция, Аргентина и ряд других стран начали создавать в Антарктиде постоянно действующие станции. А дальше…

11

А дальше случилось то, что и должно было случиться. Отдельные государства начали предъявлять территориальные претензии на те или иные участки шестого континента. В 1976 году в ленинградском издательстве «Гидрометеоиздат» вышла в свет очень интересная книга Леонида Дубровина (1919-1988) «Человек на ледяном континенте». Почётный полярник СССР, сотрудник «Арктического и антарктического научно-исследовательского института», участник трёх антарктических экспедиций в 1950-1970-х года, Леонид Дубровин очень интересно излагает историю освоения Антарктиды.

Книга Леонида Ивановича относится к разряду официально принятой точки зрения на историю исследования Антарктиды, но содержит массу интереснейших фактов. О территориальных притязаниях отдельных стран на участки шестого континента Леонид Дубровин пишет следующее: «Первые шаги к овладению территориями в Южнополярной области сделала Англия. Ещё в 1833 году англичане изгнали аргентинцев с Фолклендских (Мальвинских) островов, а в 1841 году назначили на них своего губернатора.

В 1908 году Англия объявила о подчинении губернатору Фолклендских островов Земли Грейама (так в то время назывался Антарктический полуостров), а также островов Южная Георгия, Южных Оркнейских, Южных Сандвичевых и Южных Шетландских. Королевским указом 28 марта 1917 года было объявлено, что губернатору Фолклендских островов подвластны все территории вплоть до Южного полюса, находящиеся к югу от 50-й параллели между 20 и 50° западной долготы, а также соседний сектор, ограниченный на севере 58-й параллелью, и на западе – 80° западной долготы.

3 марта 1962 года английское правительство объявило о создании новой колонии – «Британской антарктической территории», в состав которой вошли Южные Оркнейские и Южные Шетландские острова, ранее в административном отношении подчинявшиеся Фолклендским островам, а также Антарктический полуостров и часть территории антарктического материка, расположенная между 20 и 80° з.д.

В 1970 году по инициативе ООН между Англией и Аргентиной начались переговоры о суверенитете Фолклендских островов, но в 1973 году они были прерваны на неопределённое время. Таким образом, проблема Фолклендских островов остаётся неурегулированной и по сию пору».

От себя добавим, что в апреле-июне 1982 года между Аргентиной и Великобританией из-за обладания Фолклендскими (Мальвинскими) островами произошёл военный конфликт, победителем из которого вышла Великобритания, которая и по сей день удерживает контроль над спорной территорией.

«Англия, стремясь расширить владения своей империи в южном полушарии, “передавала” обширные антарктические территории и своим доминионам, – продолжает Леонид Дубровин. – Так, 30 июля 1923 года английское правительство объявляет о подчинении Новой Зеландии так называемой Зависимой земли Росса – сектора антарктического материка между 150° западной долготы на востоке и 160° восточной долготы – на западе. На севере этот сектор ограничивается 60° южной широты. Через десять лет, 13 июня 1933 года, издаётся “Акт о принятии Австралийской антарктической территории”. Этот акт предусматривал присоединение к Австралии большей части Восточной Антарктиды – сектора между 45° и 160° восточной долготы к югу от 60-й параллели, исключая Землю Адели (136-142° восточной долготы).

Вслед за Англией объявляет о своих территориальных претензиях в Антарктике и Франция. Декретом от 21 ноября 1924 года под управление генерал-губернатора Мадагаскара передаются архипелаги Кергелен, Крозе и острова Сен-Поль и Амстердам и Земля Адели. 1 апреля 1938 года декретом президента Франции был установлен антарктический сектор Франции (между 136 и 142° восточной долготы к югу от 60-й параллели).

12

В 1939 году сектор между английскими владениями на западе и австралийскими – на востоке (20° западной долготы – 45° восточной долготы) объявила своим Норвегия. Ещё ранее норвежцы заявили о своих притязаниях на острова Буве и Петра I. Претензии на эти территории были подтверждены в заявлении от 28 мая 1948 года, в котором говорилось, что упомянутые земли относятся к “зависимым территориям” Норвегии.

Правительство Аргентины, не признавая английских территориальных претензий в Антарктике, в 1925 году объявило своими Южные Оркнейские острова, а в 1927 году – и остров Южная Георгия. В 1943 году был издан декрет о создании “аргентинского сектора” Антарктики, включающего территории, расположенные южнее 60-й параллели между 25° и 68°34' западной долготы. В 1946 году правительство Аргентины снова официально объявило о своих претензиях в Южнополярной области, на этот раз уже на более обширную территорию, которая на севере ограничивалась 60° южной широты, на востоке – 25-м, а на западе – 74° западной долготы.

Правительство Чили в ноябре 1940 года объявило, что к чилийской территории относятся все антарктические земли вплоть до Южного полюса в секторе между 53 и 90° западной долготы. Таким образом, одни и те же территории были объявлены собственностью трёх стран: Англии, Аргентины и Чили.

В странах, высказавших свои претензии на антарктические территории, были созданы соответствующие административные органы для “управления” этими территориями».

Таким образом, к началу 1950-х годов в качестве основных претендентов на антарктические территории выступили следующие государства: Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Франция, Норвегия, Аргентина и Чили. Примечательно, что две крупнейшие и на тот момент, и сегодня страны – США и СССР (Российская Федерация) – никогда не заявляли о своих территориальных претензиях на земли Антарктиды.

Схема территориальных претензий в Антарктиде (нажмите для увеличения)

СССР не признавал заявленных этими странами территориальных претензий в Антарктиде. Ещё 7 июня 1950 года Правительство СССР направило правительствам США, Великобритании, Франции, Норвегии, Австралии, Аргентины и Новой Зеландии меморандум, в котором заявляло, что оно «не может согласиться с тем, чтобы такой вопрос, как вопрос о режиме Антарктики, решался без его участия». А поводом для меморандума послужили неофициальные переговоры по вопросу об Антарктике, проводившиеся в 1948 году по инициативе США; в этих переговорах участвовали лишь те страны, которые выдвинули претензии на антарктические территории.

Позиция США была во многом аналогичной, за исключением небольшого нюанса. Правительство Соединённых Штатов ещё в 1940-1950-х годах также заявляло о непризнании секторального раздела Антарктики. Однако, воздерживаясь от официального предъявления территориальных претензий, правительство США не раз заявляло, что оно резервирует за собой все права, вытекающие из деятельности американских исследователей в южнополярной области, включая и право на предъявление территориальных претензий.

Понятно, что эту ситуацию надо было каким-то образом разрешить. Выход был найден к концу 1950-х годов.

ДОГОВОР ОБ АНТАРКТИКЕ – ОФИЦИАЛЬНАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ

С формальной точки зрения, всё выглядит очень понятно и резонно. История заключения Договора об Антарктике вкратце такова.

После нескольких лет, в течение которых шёл переговорный процесс, 15 октября 1959 года открылась Вашингтонская конференция по Антарктике. Конференция завершилась подписанием Договора 1 декабря 1959 года. На заключительном заседании конференции Договор был подписан представителями 12 государств: Австралии, Аргентины, Бельгии, Великобритании, Новой Зеландии, Норвегии, Союза ССР, США, Франции, Чили, Южно-Африканского Союза (ныне ЮАР) и Японии. 20 октября 1960 года Договор был ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР, а вступил в силу 23 июня 1961 года, после того как были сданы последние ратификационные грамоты Австралией, Аргентиной и Чили. Сегодня к Договору присоединилось более 45 государств.

Координацию научных исследований в южнополярной области с февраля 1958 года осуществляет «Специальный комитет по Антарктическим исследованиям» (СКАИ). На 5-й сессии СКАИ, которая состоялась в столице Новой Зеландии – Веллингтоне, 9-14 октября 1961 года было принято решение переименовать СКАИ в «Научный комитет по исследованиям Антарктики» (НКИА) – «Scientific Committee of Antarctic Research» (SCAR). НКИА входит в Международный Совет научных союзов при ЮНЕСКО.

Современный международно-правовой режим Антарктики определяется не только Договором об Антарктике и рекомендациями консультативных совещаний, но и рядом специальных конвенций, разработанных на основе Договора. К примеру, 1 июня 1972 года в Лондоне в рамках консультативных совещаний была заключена «Конвенция о сохранении тюленей в Антарктике, обитающих в воде и на морском льду южнее 60° ю.ш.» (вступила в силу 11 марта 1978 года).

20 мая 1980 года была подписана «Конвенция по сохранению морских живых ресурсов Антарктики» (вступила в силу 7 апреля 1982 года). А в апреле и в июне 1991 года на XI специальном консультативном совещании в Мадриде был подписан «Протокол (Конвенция) по охране окружающей среды» в рамках действия Договора об Антарктике. Протокол объявил зону действия Договора природным заповедником, предназначенным только для мирной научной деятельности. Кроме того, Протокол ввёл 50-летний мораторий на любую практическую деятельность, связанную с освоением минеральных ресурсов Антарктики, за исключением научных геологических исследований (в частности, для решения фундаментальных проблем геодинамической истории Земли, процессов геотектоники и т.д.).

Собственно, здесь и начинаются непонятные моменты.

14

ПРОБЛЕМЫ ДОГОВОРА ОБ АНТАРКТИКЕ

Формально и Протокол, и Договор об Антарктике (его действие распространяется на территории и акватории, которые находятся южнее 60° южной широты), как это явствует из ряда источников и комментариев, являются бессрочными. Правда, запрет на осуществление иной (кроме научной) деятельности в Антарктиде может быть снят в случае вступления в силу юридически обязательного режима в отношении освоения минеральных ресурсов Антарктики для всех сторон при их единодушном согласии.

В других источниках мне встречалось несколько иное утверждение: Договор об Антарктике, вступивший в силу 23 июня 1961 года, является долгосрочным. При этом, текст документа предусматривает, что через 30 лет после его введения любой участник Договора вправе потребовать созыва конференции для рассмотрения действующего Договора и в случае необходимости – его пересмотра.

И, наконец, в последнее время в ряде СМИ несколько раз мелькали сообщения о том, что уже к 2010 году Договор об Антарктике может прекратить своё действие. Поиски достоверной информации привели к выводу о том, что правду предпочитают умалчивать. Возможно, срок действия Договора, и в самом деле, определён 50-летним этапом. Причём, отчёт идёт с момента подписания его текста первыми двенадцатью странами-участницами – то есть, с 1 декабря 1959 года. Возможен и другой вариант: формально Договор носит бессрочный характер, но к основному тексту имеются некие приложения, которые и определяют 50-летний срок его действия.

15

Любопытную информацию удалось почерпнуть на сайте еженедельной газеты Северо-Восточного пограничного управления береговой охраны ФСБ России «Пограничник Северо-Востока». В июле 2007 года Хабаровский авиационный центр ФСБ России возглавил полковник Андрей Соболев. Его отец в своё время служил в дальней авиации. Сам Андрей Соболев после окончания Тамбовского высшего военного авиационного училища, единственного в России, где готовят лётчиков дальней авиации, более 10 лет проходил службу в авиационной дивизии особого назначения, пока в 1999 году его не пригласили в Управление авиации ФСБ. В газете «Пограничник Северо-Востока» (№ 49 от 12 декабря 2007 года) опубликовано интервью, которое называется так: «Андрей Соболев: “Никто не ожидал, что мы сможем добраться туда”». Вот какой диалог состоялся у автора интервью, подполковника Матвея Каргина, с главой Хабаровского авиационного центра ФСБ России.

«…В нынешнем году очень активно начали осваивать Антарктику.

И какова цель?

В первую очередь – политическая. В нынешнем году заканчивается действие 50-летнего международного договора, по которому Антарктида признана территорией общего пользования. И чем ближе окончание срока действия договора, тем активнее некоторые страны начинают претендовать на одностороннее владение южным материком. Между тем, Антарктида – это богатейшая территория. В конце концов, здесь самый лёгкий уран. Именно поэтому и было принято политическое решение доставить туда высокопоставленную российскую делегацию, чтобы тем самым обозначить наше присутствие. Общее руководство экспедицией осуществлял Артур Николаевич Чилингаров, а официальным представителем государства выступал директор ФСБ Николай Платонович Патрушев.

Экспедиция состояла из нескольких этапов. Сначала нужно было доставить делегацию до материковой части, где ещё возможно произвести посадку на достаточно комфортабельном самолете “Ту-154”, экипаж которого возглавлял ваш покорный слуга. Это южное побережье Чили. Туда же наш воздушный трудяга “Руслан” доставил вертолёты авиации ФСБ. Там в качестве заместителя руководителя экспедицией выступал генерал-лейтенант Николай Фёдорович Гаврилов, он же являлся командиром одного из вертолётов. В кратчайшие сроки и в сложнейших погодных условиях машины были собраны, облетаны и началось выдвижение в сторону полюса. Необходимо было совершить сложнейший перелёт через пролив Дрейка и добраться до ледника “Пэтриот Хилс”, где расположена законсервированная чилийская военная база. Туда же на самолёте “Ан-72” мы доставили нашу делегацию. А затем на вертолётах начался путь к Южному полюсу.

16

Мы прибыли на американскую полярную станцию Амундсен Скотт. Резонанс был широчайший. Никто не ожидал, что мы сможет добраться туда, тем более на вертолётах. Но мы это сделали, и наши американские полярники были просто шокированы».

Надо полагать, глава ФСБ России летал в Антарктиду не только и не столько для того, чтобы «обозначить своё присутствие». Скорее всего, наиболее активные участники освоения Антарктики уже начали «столбить» за собой её участки. И если процесс и в самом деле двинулся в эту сторону, излишне говорить, что Россия имеет в этом плане реальный приоритет в получении своей доли антарктических территориальных приобретений (к чему может привести разграничение Антарктиды – это другой вопрос).

Однако, не менее интересна история подготовки и подписания Договора по Антарктике, изложенная с конспирологической точки зрения.

ДОГОВОР ПО АНТАРКТИКЕ: АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ВЕРСИЯ

В 2002 году в издательстве «Гамма-пресс 2000» вышла книга Александра Бирюка «Великая тайна уфологии» (в «бумажном» варианте она носила название «НЛО: секретный удар»). Александр Владимирович предложил свою версию подготовки и подписания в 1959 года международного Договора по Антарктике. Процитируем несколько наиболее интересных в этом плане моментов из книги Александра Бирюка.

17

«Во всех отечественных энциклопедиях и справочниках пишется о том, что капиталистические страны начали делить между собою Антарктиду задолго до Второй мировой войны. Насколько успешно это у них выходило, можно судить хотя бы по тому факту, что советское правительство, озабоченное прытью британцев и норвежцев в “изучении” южных приполярных широт, в январе 1939 года заявило официальный протест правительствам этих стран в связи с тем, что их антарктические экспедиции “...занимались необоснованным разделом на секторы земель, некогда открытых российскими исследователями и мореплавателями”. Когда же британцам и норвежцам, вскоре увязнувшим в битвах Второй мировой, стало не до Антарктиды, подобные ноты были направлены в нейтральные до поры до времени, но не менее агрессивные, по его мнению, Соединённые Штаты и Японию.

Новый поворот разрушительной войны, вскоре охватившей полмира, на время прекратил эти споры. Но только на время. Через полтора года после окончания боевых действий на Тихом океане в руках у советских военных оказались самые подробные данные аэрофотосъёмки всего побережья Земли Королевы Мод, начиная от мыса Тюленьего и заканчивая заливом Лютцов-Хольм – а это ни много, ни мало 3500 километров только по прямой! Немногие сведущие и до сих пор заявляют, что эти данные русские просто-напросто отняли после войны у немцев, которые, как известно, за год до польской военной кампании 1939 года осуществили две широкомасштабные антарктические экспедиции. Русские и не отрицали этого, но делиться своей добычей с другими заинтересованными сторонами наотрез отказывались, ссылаясь на “национальные интересы”.

После поспешного “бегства” экспедиции Бёрда (в марте 1947 года – Consp.), рассчитанной не менее чем на 8-месячное пребывание в суровых условиях низких широт, и потому оснащённой сверх всякой меры, Америка в экстренном порядке начала неофициальные переговоры с правительствами Аргентины, Чили, Норвегии, Австралии, Новой Зеландии, Великобритании и Франции. Параллельно с этим в самих Штатах начинается осторожная, но настойчивая кампания в прессе.

18

В журнале “Foreign Affairs” бывший советник-посланник США в СССР Джордж Кеннан, незадолго до этого экстренно покинувший Москву “для консультаций со своим правительством”, опубликовал статью. В статье он весьма недвусмысленно высказал свою идею о “необходимости скорейшей организации отпора непомерно выросшим амбициям Советов, которые после успешного окончания войны с Германией и Японией торопятся воспользоваться своими военными и политическими победами для насаждения вредных идей коммунизма не только в Восточной Европе и Китае, но и в далёкой Антарктиде”.

В ответ на это заявление, как бы носившее характер официальной политики Белого дома, Сталин обнародовал свой собственный меморандум о политическом режиме Антарктиды, где в довольно резкой форме отозвался о намерениях правящей верхушки США “...лишить Союз Советских Социалистических Республик своего законного права, основанного на открытиях в этой части света русскими мореплавателями, сделанных ещё в начале XIX века”.

18-2

Одновременно с этим были предприняты некоторые другие меры, символизирующие протест неугодной Сталину политике американцев в отношении Антарктиды. Судить о свойстве и результатах этих мер можно хотя бы по тому факту, что через некоторое время государственный секретарь Президента Трумэна – Джеймс Бирнс, выступавший всегда, как известно, за самые жёсткие санкции против СССР, неожиданно для всех ушёл в досрочную отставку, явно принужденный к этому Трумэном. Последними словами Бирнса на государственном посту были такие: “Проклятых русских оказалось невозможно испугать. В этом вопросе (Бирнс имел в виду Антарктиду – Consp.) они победили”.

Шумиха вокруг шестого континента быстро затихла после того, как СССР поддержали Аргентина и Франция. Трумэн, поразмыслив над балансом сил, создавшимся в этом регионе, нехотя, но всё же выразил согласие на участие представителей Сталина в международной конференции по Антарктиде, которую намечалось провести в Вашингтоне. При этом Трумэн подчеркнул: если договор на равноправное присутствие всех заинтересованных стран будет подписан, то он непременно должен включать в себя и такой важный пункт, как демилитаризация Антарктиды и запрещение на её территории любой военной деятельности вплоть до хранения на антарктических базах оружия, в том числе и атомного. Кроме того, разработка сырья, необходимого для создания каких бы то ни было вооружений должна быть тоже запрещена […].

Как известно, кое-какие мысли о возможных соглашениях мировых держав по статусу Антарктиды стали зарождаться в головах у политиков в начале 1950-х, а сам Договор, имевший действительную силу по демилитаризации континента, был подписан только в 1959-м. До этого времени каждый занимался вокруг Южного полюса, чем только хотел. В своих притязаниях на собственный кусок побережья Антарктиды СССР был совсем не одинок – Сталина, неожиданно для США, полностью поддержали Франция и Аргентина.

Насчёт Франции удивляться особенно нечему. Невзирая на принадлежность этой страны к так называемому капиталистическому лагерю, в тот момент в её правительстве вовсю заправляли коммунисты во главе с Морисом Торезом. И даже когда впоследствии права коммунистов значительно урезали, у Франции с СССР отношения всё равно оставались если не приятельские, то доверительные – в любом случае.

19

Для того чтобы осознать этот факт, достаточно отметить, что когда в 1966 году (через два года после смерти Тореза – бессменного депутата парламента) Франция вышла из НАТО, Президент США Линдон Джонсон в приватной беседе со своим специальным помощником по вопросам национальной безопасности М. Банди заявил буквально следующее: “Невзирая на все минусы, в этой истории имеется все же один прекрасный момент: теперь наши военные секреты, которыми мы делились с этими французами, перестанут попадать прямиком к русским...”.

Интересна такая деталь: в непосредственной близости от Земли Королевы Мод в Антарктике находится группа принадлежащих Франции островов – Кергелен, Крозе и Сен-Поль. Все острова необитаемы, а на последнем, кроме всего прочего, имеются очень удобные бухты со спокойными водами, как нельзя лучше пригодные для стоянки океанских кораблей.

После войны и американцы, и англичане неоднократно обращались к де Голлю с предложением предоставить им эти острова для создания своих военных баз, но коммунисты, прочно засевшие во французском временном Правительстве, а затем и в правительстве новообразованной Четвёртой Республики, эти предложения отвергали сходу.

СПРАВКА

Временное Правительство было образовано в 1944 году, сразу же после высадки войск англо-американских союзников в Нормандии. В его состав вошло значительное количество представителей французской компартии. Пользуясь своими заслугами в организации движения Сопротивления во время войны, коммунисты влияли, практически, на все решения, принимаемые этим правительством, и одним из первых таких решений было немедленное заключение советско-французского договора о союзе и взаимопомощи.

Когда Временное правительство было преобразовано в Четвёртую Республику, влияние коммунистов ещё больше усилилось. Засилье коммунистов в послевоенных правительствах было настолько значительным, что национальный герой Франции генерал де Голль, до 1946 года возглавлявший Временное правительство, отказался от всякого участия в деятельности главного законодательного органа страны – Национального собрания. И только в 1951 году, когда пропорциональная система выборов в Национальное собрание была изменена на мажоритарную, позволившую входящим партиям блокироваться, коммунисты стали быстро вытесняться из правительства.

Официально неизвестно, делал ли со своей стороны подобные предложения Иосиф Виссарионович Сталин, но советские корабли вплоть до самой его смерти в 1953-м очень часто можно было наблюдать на различных базах ВМС Франции по всему свету, особенно в Хайфоне, на Новой Каледонии и в Карибском море. Так что ничего удивительного мы не обнаружим и в том сообщении, что в 1946 году один из новых эсминцев “антарктического военно-морского флота СССР” (подробнее об этом флоте разговор пойдёт в очередных статьях «антарктического» цикла – Consp.) наблюдали и в водах французского острова Кергелен...

С Аргентиной дела у Сталина обстояли не худшим образом, если не лучшим. Расправившись за военные годы с засильем в экономике страны ненавистных всему народу английских монополий, аргентинские руководители почувствовали, что положение правительства настолько устойчиво, а влияние его на процессы, происходящие в мире настолько сильно, что оно спокойно может проводить довольно независимую политику и в отношении США.

20

Вопреки предостережениям Трумэна, новоизбранный президент Аргентины Хуан Перон с большой помпой и без всякой оглядки на Вашингтон отправил в Москву своих лучших дипломатов и послов, восстановив с СССР прерванные ещё в “доисторические времена” дипломатические отношения.

Тотчас за этим актом, словно все было договорено заранее, в СССР хлынули миллионы тонн аргентинской пшеницы, хлопка и важного стратегического сырья в виде так необходимых тогда Сталину вольфрамовых и бериллиевых руд, широко применяемых в самолёто- и ракетостроении, а также в ядерной энергетике. Генерал Перон с успехом применил излюбленный метод американских правителей: разделяй и властвуй. Являясь чисто капиталистической державой, аргентинцы с максимальной для себя выгодой использовали главные противоречия между США и СССР. Причём, хорошие отношения со Сталиным для них в тот момент были гораздо важнее снисходительной благосклонности надменных американцев в лице того же Трумэна.

21

В обмен на предоставление кораблям советских ВМС некоторых своих субантарктических баз они, в частности, получили от советского правительства негласные гарантии об отказе от преследования скрывающихся на их территории многих нацистских преступников, которые по нынешним, самым приблизительным и явно заниженным расчётам, вложили после войны в аргентинскую экономику более $ 30 миллиардов [...].

Если во время Второй мировой войны экономические дела Аргентины развивались успешно, то во внешней политике всё обстояло ещё лучше. Как только началась война, вице-президент Рамон Кастильо (фактически, исполнявший обязанности Президента Аргентины в связи с болезнью Роберто Марселино Ортиса; вступил в должность Президента в 1942 году, после смерти Ортиса – Consp.) понял, что у него есть отличный шанс на этой войне нажиться самому и вывести Аргентину в ряды крупнейших держав мира. Он тут же повёл беспощадную борьбу с засильем в экономике страны британских монополий и в короткий срок национализировал абсолютно всю промышленность и транспорт.

Бойкая торговля стратегическим сырьём, по запасам многих видов которого Аргентина занимала ведущее положение, начала наполнять государственную казну с завидной для других государств быстротой. Особые отношения политической верхушки Аргентины сложились с немецкими нацистами, которые в списке торговых партнёров Аргентины стояли одними из первых. Черчилль, всерьёз опасавшийся того, что своенравная Аргентина на волне антианглийских настроений со всеми своими запасами может вступить в войну на стороне стран Оси, отчаянно заигрывал с Кастильо, стараясь заманить его в свой лагерь и суля всяческие выгоды в случае поражения Германии.

Но Кастильо, почувствовав, как приятно править страной, переживающей экономический бум, выторговывал для своей страны привилегии у сильных мира сего – время было как нельзя более подходящее. США в этой игре в расчёт не принимались, хотя Кастильо осознавал, что жадных американцев нужно опасаться прежде всего. Но ставка, в первую очередь, делалась не на всемогущего северного соседа, который пока ещё не был так всемогущ, каким стал после войны, а на европейцев, с которыми у аргентинцев были традиционно давние связи – в первую очередь, духовные.

С самого начала Второй мировой войны аргентинский президент понял, что нацистская Германия никогда не выиграет, и потому спешил взять от пока ещё щедрого Гитлера всё, что тот был в состоянии предложить за искреннюю любовь к нему и его тысячелетнему Рейху. В обмен на некоторые виды особо ценного сырья он потребовал от Гитлера помощи в осуществлении различных технических проектов, которые разработали его учёные, опираясь на данные разведки, весьма успешно работавшей во многих развитых странах мира.

Так, аргентинские разведчики проникли в копенгагенский Институт теоретической физики и через самого Нильса Бора, основателя и руководителя этого института, получили исчерпывающие сведения о практической возможности создания атомного оружия путём расщепления ядра урана. В Испании агенты Кастильо проведали, что немцами уже ведутся ускоренные работы в этом направлении, а британский агент Клаус Вудс информировал аргентинскую разведку о том, что в Англию прибыли известные физики-атомщики – Роберт Фриш из Дании, Луи Хольбан из Франции и Бронислав Коварский из Польши, и под руководством английских учёных Чадвика, Дирака и Коккрофта создаётся так называемая “международная команда”, которая намерена в самые короткие сроки сделать практический прорыв в области ядерных исследований.

Кастильо понял, что на торговле атомными секретами можно поиметь очень неплохо, причём, это дело выглядело гораздо перспективнее, чем всё то, что он проделал или ещё намеревался проделать в национализации экономики».

По версии Александра Бирюка, аргентинцы предпринимали весьма активные действия в плане разведки, и к началу 1940-х годов были весьма хорошо осведомлены о ядерных исследованиях, которые велись в США, Германии и начинались в СССР. Аргентинцы вовремя сообразили, что те же американцы вскоре должны предпринять серьёзные усилия для поиска богатых источников сырья для реализации своих ядерных разработок, прежде всего – создания атомной бомбы.

Более того, через советскую агентуру в Нью-Йорке аргентинским разведчикам удалось выйти на начальника отделения научно-технической разведки СССР Леонида Квасникова. В годы Великой Отечественной войны Квасников был направлен в Нью-Йорк заместителем резидента. По возвращении в Москву, в 1945 году, назначен заместителем начальника отдела научно-технической разведки, а в 1947 году он возглавил этот отдел. До 1963 года Квасников руководил управлением научно-технической разведки ПТУ КГБ СССР. Работал в тесном контакте с ведущими учеными-атомщиками, в том числе с И.В. Курчатовым.

22

Леонид Романович оценил информацию, полученную от аргентинских «коллег». Нарком внутренних дел Лаврентий Берия, посчитав всё дезинформацией, все же разрешил эту «дезу» пустить в «оборот», чтобы по возможности получить взамен что-то более, как ему тогда казалось, стоящее. Тогда в Нью-Йорк ушли некоторые материалы, касающиеся германских атомных разработок, которые стали известны советской разведке ещё в конце 1938 года. Материалы эти были настолько всеобъемлющи, что президенту Аргентины сразу стало понятно всё. Аргентинцы поняли, что главным на пороге атомной войны станет вовсе не тот, у кого совершеннее бомба, а тот, у кого этих самых бомб будет больше.

В Германии месторождения были бесперспективными: рудники давали слишком мало урана – из десяти тонн руды при самой совершенной технологии можно было выжать не более одного грамма урана. «У англичан и американцев, – пишет Александр Бирюк, – дело с ураном обстояло ещё хуже, несмотря на более совершенные принципы разработки и методы производства. До войны очень богатые месторождения урана были обнаружены в Конго, но они находились так далеко в джунглях, что только на строительство более-менее приличной дороги пришлось бы потратить не менее года. Да и то при условии, если бельгийские колониальные власти, пытавшиеся проводить свою собственную политику, дадут на это своё согласие».

Тогда же, в начале 1940-х годов, аргентинские власти получили от своих агентов в США сведения о том, зачем в 1938-1939 года Гитлер направил в Антарктиду две экспедиции. В первом походе немцами было установлено, что Земля Королевы Мод буквально нашпигована высококачественным ураном, а вторая экспедиция уже везла рабочих, специалистов и разнообразное оборудование для закладки первых шахт.

«Аргентинцы внимательно следили за деятельностью немцев в Антарктиде, и когда началась война, с удовлетворением отметили, что теперь “Новую Швабию” вместе с Новым Берлином можно брать просто голыми руками. В течение нескольких месяцев аргентинские экспедиции, высаженные в разных точках побережья “ледяного континента”, собирали образцы геологических пород и делали пробные бурения на различные глубины, а учёные в аргентинских научно-исследовательских центрах изучали их на предмет наличия урановых “россыпей”.

В результате проводимой работы всё яснее становилось, что кроме Земли Королевы Мод, перспективными оказались ещё два района – один на берегу моря Уэделла, близ горного массива Земли Котса, и на Антарктическом полуострове в проливе Дрейка. Когда американцы, наконец, прознали от англичан про антарктический уран, адмиралу Бёрду был дан срочный приказ “застолбить” остальную часть Антарктиды, не занятую пока ещё немцами. Но как только самолёты Бёрда появились над Антарктическим полуостровом, оказалось, что он уже далеко не так бесхозен, как представлялось […].

23

Президент США Гарри Трумэн здраво рассудил, что уподобляться тем же британцам, применяя грубую силу, совершенно не стоит, а уран у аргентинцев можно попросту купить. Намечавшийся международный скандал так и умер в пустоте, похоронив надежды связанных войной в Европе англичан оттеснить своенравную Аргентину подальше от “урановой кормушки” […].

С окончанием Второй мировой войны в мире чётко определились две доминирующие силы – США и СССР, которые вышли из этой войны настолько сильными в политическом отношении, что могли диктовать свои условия всему миру без всяких посредников. Умело используя противоречия между двумя гигантами, аргентинское правительство даже после окончательного разгрома фашизма не собиралось запрещать в стране деятельность профашистских и пронацистских организаций и, словно бросая вызов демократической Америке, укрыло у себя десятки тысяч избежавших возмездия нацистских преступников. Назло той же Америке некоторые вольности (правда, в обмен на некоторые обязательства) получила и аргентинская коммунистическая партия.

Сменивший Эдельмиро Хулиана Фаррелла (время президентства: 24.02.1944 – 04.06.1946 г.г. – Consp.) на посту президента генерал, бывший министр труда, Хуан Доминго Перон тотчас установил дипломатические отношения с Советским Союзом и подписал с советскими министрами и специалистами военные, экономические, культурные и прочие соглашения. К концу 1946 года в аргентинских портах стало очень тесно от советских торговых кораблей, в море вокруг Южно-Оркнейских и Южных Сандвичевых островов кишмя кишели советские китобойные суда, американские рыбаки несколько раз замечали в туманной антарктической дымке характерные силуэты cоветских крейсеров.

Одновременно были предприняты и некоторые шаги в отношении хоть и формально победившей, но находившейся при смерти Британской империи. Хуан Перон, продолживший политику, направленную на дальнейшее обогащение государственной казны, знал, что “вещами” с англичан взять было уже совсем нечего, кроме оружия, но эти самые англичане являлись прекрасными посредниками в переговорах с ненавистным и богатым “дядей Сэмом”.

Не прошло с момента капитуляции Германии и полутора лет, как неожиданно для всех британские “исследователи” при явном попустительстве неуступчивых ранее аргентинских властей стали беспрепятственно высаживаться на Антарктическом полуострове и в свободных от материкового льда бухтах Нантакет и бухтах на побережье Земли Котса (в 1956 году Великобритания открыта там станцию Халли-Бэй – Consp.). Британские корабли стали всё чаще появляться в море Уэдделла, а аргентинские ВМС вдруг обзавелись новеньким авианосцем английской постройки. Этот суперсовременный авианосец, по большому счёту, не стоил аргентинской казне ни песо, как и американский крейсер типа “Бруклин” (в аргентинских ВМС получил название “Бентисинко де Майо”), а также большое количество военной техники, предоставленной своему будущему союзнику могущественными североатлантическими державами...

Сталин же рассчитывался с президентом Пероном за сохранённую для СССР в неприкосновенности “Новую Швабию” иной валютой. В обмен на свою долю первоклассного антарктического урана он полностью исключил Аргентину из списка развивающихся стран, рабочий класс которых должен был подвергнуться массированной обработке новой, коммунистической идеологией. Этот вариант оказался настолько хорош для Перона, что ему пришлось ещё и доплачивать.

Кроме того, что на аргентинских военно-морских базах проходили ремонт корабли “антарктического военно-морского флота СССР”, Аргентина взяла на себя также политическое прикрытие некоторых операций этого самого флота в антарктических водах.

В 1947 году Президент США Гарри Трумэн (заступил на должность главы США после смерти Франклина Рузвельта 12 апреля 1945 года и пребывал на ней по 1952 год – Consp.), потерпев первое поражение в его борьбе с коммунистической угрозой, которую, по сути, он сам и выдумал, чтобы приструнить недовольных в собственной стране, понимал, что поднимать по этому поводу шум не стоило. Президент трезво поразмыслил и пришёл к выводу, что вездесущие русские так или иначе отыщут свои источники урана. В конце концов, потребности США в радиоактивных веществах могло с лихвой удовлетворить и Конго, откуда уже шли в Америку корабли, гружённые рудой, покупаемой за сущие центы, и куда русским был путь заказан на веки вечные.

СПРАВКА

В июне 1960 года под давлением прокоммунистических сил в виде партии Национального движения Конго, руководимой знаменитым Патрисом Лумумбой, бельгийские колониальные власти были вынуждены покинуть страну. 30 июня была провозглашена независимость Бельгийского Конго, которое сразу же после этого было переименовано в Республику Заир.

24

Первым премьер-министром Заира стал Лумумба, который с самого начала взял курс на сближение с СССР со всеми вытекающими из этого для американского “уранового источника” последствиями. США вскоре добились свержения правительства Заира, Лумумба был схвачен наёмниками. В том же 1961 году его в буквальном смысле ликвидировали бельгийцы: тело расстрелянного под руководством капитана бельгийской армии премьер-министра лично растворил в серной кислоте комиссар бельгийской полиции. Контроль над урановыми рудниками остался в руках США.

К тому же на свой кусок Антарктиды стали претендовать и французы, у которых с русскими существовали свои отношения ещё с донаполеоновских времён. Баланс сил на Южном полюсе складывался явно не в пользу США, но афишировать этого не полагалось. Трумэну ничего не оставалось делать, как усмирить свои амбиции до поры до времени и отозвать антарктическую эскадру адмирала Ричарда Бёрда домой.

Гарри Трумэн прекрасно понимал, что является человеком, от которого, без преувеличения, зависит если не всё в мире, то многое. Но размахивать “атомной дубиной” время ещё не подоспело – Иосиф Сталин был явно не из пугливых, а в случае угрозы гипотетической “атомной атаки” на его сторону встанут не только Франция и Аргентина.

Далее события развивались следующим образом. Трумэн немедленно выступил с “мирными инициативами” в антарктическом вопросе и, чтобы склонить на свою сторону хотя бы французов, отвалил им изрядный кусок этой самой Антарктиды в районе Земли Уилкса.

СПРАВКА

Речь идёт о Земле Адели – французской части Земли Уилкса: часть территории Восточной Антарктиды между 136 и 142° восточной долготы к югу от 60-й параллели. Территория была открыта в 1840 году французской экспедицией Ж. Дюмон-д`Юрвиля, и названа в честь его жены.

27 марта 1924 года правительство Франции специальным декретом объявило о своих исключительных правах на разработку недр, охоту и рыболовство на Земле Адели. Однако правительство США посчитало этот акт незаконным, мотивируя тем, что этот берег Антарктиды был открыт экспедицией Уилкса на целый год ранее французов. Французы стали яростно защищаться, не делая, однако, попыток фактически завладеть «присоединёнными» территориями. И тогда правительство Президента Кельвина Кулиджа (1872-1973; возглавлял США в 1923-1929 г.г.) распространило заявление, в котором было сказано: «...открытие неизвестных человечеству земель и формальное объявление о владении ими не даёт права на суверенитет, если за открытием не последовало их фактического заселения».

Политика США дала свои плоды: в 1956 году на острове Петрель у берега Земли Адели была открыта постоянно действующая научная станция Франции «Дюмон-д`Юрвиль».

Попутно кабинет Трумэна сделал ещё один ловкий ход: позвал на “раздел пирога” и всех остальных желающих. Желающих набралось много. Сразу же после “приглашения” к Антарктиде потянулись караваны кораблей чуть ли не со всех концов света: каждая более-менее развитая страна, и не мечтавшая до того о подобных щедротах со стороны сильных мира сего, сочла за честь начать свою собственную “антарктическую программу”. За десять лет в Антарктиду набилось “исследователей” как сельдей в бочку. Досталась своя доля и западным немцам, причём, Трумэн требовал от Сталина вернуть им их “Новый Берлин”.

25

Сначала русские довольно успешно отбивались от этих претензий, однако со смертью Сталина, с одной стороны, и “воцарением на престоле” Дуайта Эйзенхауэра в начале 1953 года, с другой, баланс сил существенно сместился в сторону США. Аргентинский президент Перон, внезапно почувствовав в новом советском лидере Хрущёве опасного, в отличие от вполне благоразумного, хоть и чересчур амбициозного Сталина, врага всей человеческой цивилизации, немедленно расторгнул все контракты с СССР и очень быстро рассовал всех своих коммунистов по кутузкам.

Французы тоже поспешили откреститься от своих недавних друзей, вышвырнув коммунистов из правительства. Советское руководство ощутило себя в такой ужасающей изоляции, что ему не оставалось ничего иного, как начать соглашаться, практически, на все условия, выдвигаемые “мировым сообществом”, которым руководили США.

Не обладая способностями к пониманию реальной политической обстановки и уверенностью в завтрашнем дне своего предшественника, Хрущёв, чтобы спасти хоть что-то, пошёл на подписание заведомо невыгодного для него соглашения о проведении в 1957 году так называемого Международного геофизического года, завершившегося два года спустя полным крахом его “антарктической программы”».

Официальная версия этих событий выглядела следующим образом.

Международный геофизический год (МГГ) было решено проводить в течение 18 месяцев: с 1 июля 1957 года по 31 декабря 1958 года. При подготовке МГГ на заседании Специального комитета МГГ весной 1954 года было отмечено, что Антарктика является наиболее важной частью земного шара для проведения интенсивных исследовательских работ.

В сентябре 1955 года на 3-й ассамблее Специального комитета МГГ была принята единая программа антарктических исследований, включающая работы по метеорологии, геомагнетизму, геологии, гравиметрии, сейсмологии, ракетным исследованиях верхних слоев атмосферы, океанологии, изучению космических лучей и полярных сияний.

Для координации исследований Специальный комитет МГГ стал собирать антарктические конференции из представителей национальных комитетов государств, участвующих в изучении Антарктики (первая такая конференция состоялась в июле 1955 года в Париже). Третья (Парижская) конференция в 1956 году приняла решение о включении в план МГГ 57 антарктических станций, которые должны были организовать различные государства.

Грандиозное наступление на Антарктику по программе МГГ началось в летний сезон 1955-1956 года, когда 13 судов, на борту которых находилось 7 экспедиций, двинулось к берегам ледяного континента. В период МГГ научные исследования в Антарктике велись на 51 станциях, принадлежащих 12 государствам.

26

После окончания МГГ учёные пришли к выводу о необходимости дальнейшего сотрудничества. Рабочая группа по Антарктике при Международном совете научных союзов (МСНС) была преобразована в начале 1958 г. в Специальный комитет по антарктическим исследованиям (СКАИ), на который была возложена задача координации дальнейших исследований в Антарктике. Первая сессия Комитета состоялась в Гааге 3-5 февраля 1958 г.

И – последняя цитата из книги Александра Бирюка: «1 декабря 1959 года двенадцать стран подписали знаменитый Договор по Антарктике, к которому волей-неволей пришлось присоединиться и Советскому Союзу. С этих самых пор СССР мог только лишь изучать прелести антарктического урана на месте, но вывозить его за пределы шестого континента не позволялось больше никому.

Президент США Дуайт Эйзенхауэр, после подписания текста Договора, саркастически заметил в беседе с издателем журнала «Reporter» Френсисом Асколи: “Если уж не нашим, то тогда и не вашим!”».

ЧТО БУДЕТ С АНТАРКТИДОЙ?

В последние годы, как известно, всё большее количество некогда секретных государственных документов предаётся огласке. После ознакомления с ними не сложно поверить в то, что в 1940-1950 годах события вокруг Антарктиды развивались примерно по тому самому сценарию, который был описан в обильно цитировавшейся книге Александра Бирюка.

Необходимо заметить один существенный изъян, присущий таким исследователям, как Александр Бирюк: они весьма небрежно подходят к выходящим из-под их руки текстам, особо не утруждая себя проверкой и перепроверкой фактов, и зачастую не указывают источники, из которых взята та или иная цитата, и пр. А это, в конечном итоге, приводит к тому, что их тексты, даже представляя немалый интерес, многими воспринимаются как маргинальное исследование, не достойное серьёзного внимания.

Между прочим, именно такое ощущение складывается после прочтения многих работ, посвящённых знаменитой антарктической экспедиции адмирала Ричарда Бёрда, осуществлённой в 1946-1947 годах. Впрочем, сравнение различных источников, находящихся в открытом доступе, даёт повод для весьма любопытных выводов. Следующая статья цикла как раз и будет посвящена экспедиции Бёрда.

…И всё-таки, что будет с Антарктидой в том случае, если Договор по Антарктике от 1959 года, и в самом деле, прекращает своё действие? Журнал «Итоги» (номер от 2 февраля 2009 года) опубликовал большую статью «Ледниковый рейх», посвящённую планам нацистов по колонизации Антарктиды. Вступительная часть текста частично даёт ответ на поставленный вопрос: «В этом году на южном ­континенте ожидается целое нашествие учёных. В состав уже начавшей работу 54-й Российской антарктической экспедиции вошли ведущие сотрудники академических институтов – микробиологии, палеонтологии, геохимии и аналитической химии. Вместе с российскими учеными бок о бок будут работать одиннадцать специалистов NASA.

Представители Арктического и Антарктического НИИ по этому поводу говорят, что в районе так называемого оазиса Ширмахера есть озёра, которые рассматриваются как прекрасный полигон для отработки технологий будущего. И в частности, технологий поиска внеземных живых организмов на планетах Вселенной с помощью специальных роботов. В этом году должно возобновиться бурение озера Восток, где, как предполагают учёные, могут обитать простейшие живые существа.

Случаен ли столь повышенный интерес к ледовому материку, когда специалисты разных стран, будто бы сговорившись, словно ждут от шестого континента какого-то чуда? Не исключено, что их надежды оправдаются. Только открытия могут последовать совсем иного плана – возможно, что удастся пролить свет на одну из самых интригующих загадок недавнего прошлого: планы нацистов по заселению Антарктиды».

Но любопытно не только это. Если Договор по Антарктике, и в самом деле, близок к прекращению своего действия, то Антарктиду может ожидать нашествие не только представителей тех или иных государств, желающих заявить свои права на тот или иной уголок материка, общая площадь которого превышает 14 млн. кв. километров. «Ничьё – значит моё!» – примерно так могут рассуждать и частные граждане или группы лиц, которые, вполне возможно, проявят жгучее желание основать в Антарктиде свои собственные поселения, а то – и новые государства. В самом деле – почему бы и нет?..

(Продолжение следует)

Материал подготовил Игорь ОСОВИН

При подготовке статьи использовались материалы и фотоиллюстрации следующих интернет-ресурсов: Grey-croco.livejournal.com; Borras.ru; Ru.wikipedia.org; Nauka-shop.com; Poxod.ru; Svpu.ru; Nova.rambler.ru; Flyingbarans.ru; Discoverytour.com.ua; Proekt-wms.narod.ru; E-globus.ru; Dichev.com; Webturizm.ru; Argentina.intertravel.ru; Anisiforow.ru; Spri.cam.ac.uk; Drugoi.livejournal.com; Pierretristam.com; Olegold.com; Krugosvet.ru; Esj.ru; Aftermathnews.wordpress.com; Msuie.ru; Britannica.com; Rusrep.ru; Fotki.yandex.ru.

Поделиться в соц.сетях