«МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ»: НЕОЖИДАННОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ



Алексей Баталов в фильме "Москва слезам не верит".Малоизвестные факты об одном из самых популярных фильмов Владимира Меньшова

«Фильм был куплен почти 100 странами для проката. Первой американской наградой для “Москвы…” стал не “Оскар”, а приз кинопрокатчиков США. Фильм был закуплен для проката в США за $50 000, а в итоге за 12 месяцев собрал $2 500 000»

35 лет назад, 11 февраля 1980 года, по Центральному телевидению впервые был показан фильм Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Официальная его премьера состоялась в московском кинотеатре «Звёздный» чуть раньше – в конце 1979, но именно в феврале 1980 картина, как говорится, пошла в народ. 31 марта 1981 года «Москва слезам не верит» была удостоена приза Американской киноакадемии как лучший фильм на иностранном языке, став, таким образом, третьим советским игровым фильмом, получившим «Оскара» после «Войны и мира» Сергея Бондарчука (1968) и «Дерсу Узала» Акиро Куросавы (1975).

Но всё ли известно любознательному зрителю об истории создания этого фильма и о том, что произошло после выпуска картины? Нет, как показывает практика, известно далеко не всё. Вот об этом и пойдёт речь…

КАК СОЗДАВАЛСЯ СЦЕНАРИЙ

Валентин Черных.

Валентин Черных.

Сценарий фильма написал советский киносценарист и драматург Валентин Черных (12.03.1935 – 06.08.2012). Заслуженный деятель искусств (1980), педагог ВГИКа, впоследствии – режиссёр и продюсер, Валентин Константинович Черных написал множество сценариев, по которым были сняты десятки фильмов, среди которых можно назвать, к примеру, такие, как «Человек на своём месте» (1972), «Любовь земная» (1974), «Вкус хлеба» (1979), «Культпоход в театр» (1982), «Дублёр начинает действовать» (1983), «Выйти замуж за капитана» (1985), «Любовь с привилегиями» (1989), «Я объявляю вам войну» (1990), «Воспитание жестокости у женщин и собак» (1992), сценарии трёх фильмов Евгения Матвеева «Любить по-русски» (1995, 1996, 1999), телесериалы «Дети Арбата» (2004), «Брежнев» (2005) и ряд других.

Уже в наше время, в интервью интернет-ресурсу «Woman’s day» вдова Валентина Черных – кинодраматург Людмила Кожинова – об обстоятельствах написания сценария фильма «Москва слезам не верит» вспоминала так: «Идея фильма появилась в начале 1970-х. У Валентина был замысел написать пьесу «Дважды солгавшая» – о женщине, которая сначала соврала одному мужчине, выдав себя за богатую москвичку, а потом, когда сделала карьеру, обманула другого, побоявшись сказать, что она директор фабрики. Незадолго до этого Валентин переехал в столицу и непросто адаптировался. Когда мы познакомились, я была аспиранткой ВГИКа с отдельной квартирой, с пропиской, а он – студентом, жил в общежитии. Комплекс немосквича, человека, который с трудом вписывается в столичную жизнь, оставался у него довольно долго. История Катерины – это история самого Валентина Константиновича. Но как драматургу ему было ясно, что именно женская фигура наиболее ярко выражает драму судьбы.

В 1977 году Центральная сценарная студия, которой руководил известный драматург Василий Соловьёв, предложила Валентину участвовать в конкурсе на лучший сценарий к юбилею Москвы. И он предоставил сценарий, в котором отразил всё, что знал про жизнь, про женщин, про столицу и про возможность человеческого счастья. Первая премия не досталась никому, вторую дали «Москве…». Когда придумывалось название, перебирались самые разные пословицы о столице. Его любимая была такая: «Москва – что доска: спать хорошо, да кругом метёт». Но ясно, что она не подходила. Остановились на «слезах».

Людмила Кожинова.

Людмила Кожинова.

Прямой прототип был только у Людмилы. Её судьба – это история домработницы наших друзей. Хозяином дома, где она трудилась, был заместитель главного редактора одной из крупных газет. Она выдавала его за своего дядю. И когда ей звонили, он подходил к телефону и отвечал: «Да, это дядя». У неё был возлюбленный футболист, в фильме он стал хоккеистом. Имена главных героинь – это имена тёток Валентина Константиновича, сестер его матери. Он их очень любил. Кстати, одну из них звали именно Катерина, а не Екатерина, у неё так и в паспорте написано. Тихомиров – фамилия его крёстного отца, мужа одной из его тёток. А что касается Гоши, Валентин в интервью говорил: «Гоша – это моя мечта и мои комплексы. Я хотел бы, чтобы таким меня воспринимали женщины!».

Когда Валентин Константинович и режиссёр Владимир Меньшов писали сценарий уже двухсерийной картины, возникла необходимость новых эпизодов, которых не было в литературном сценарии. Они спросили меня: «Где могла женщина познакомиться с интеллигентным человеком?». Я вспомнила, что много времени проводила в третьем научном зале Ленинской библиотеки. И когда заходила там в курительную комнату, мужчины вскакивали и наперебой подносили зажигалки. В библиотеке у меня завязалась масса знакомств.

"Москва слезам не верит", кадр из фильма.

Ещё одним местом новых встреч было метро. Эти моменты есть и в сценарии, и в фильме».

КАК СЦЕНАРИЙ ПЕРЕДЕЛЫВАЛСЯ

Владимир Меньшов.

Владимир Меньшов.

Режиссёр фильма Владимир Меньшов (родился 17 сентября 1939 года), к тому моменту уже снявшийся как актёр во многих фильмах и как режиссёр выпустивший фильм «Розыгрыш» (1976) поначалу также весьма прохладно отнёсся к сценарию Валентина Черных: «На сценарий я не сразу среагировал, потому что Ян Фрид, выдающийся сценарист и режиссёр («Двенадцатая ночь», 1955; «Зелёная карета», 1967; «Собака на сене», 1977; «Летучая мышь», 1979 и др.), который в конце 1970-х годов прошлого века был в большом авторитете, посчитал историю, написанную Валентином Черных, неинтересной. Единственное, что меня привлекло, – это замечательный ход, когда Катерина заводит будильник и в слезах засыпает, а просыпается уже через несколько лет и будит взрослую дочь. Я даже подумал вначале, что просто пропустил несколько страниц. А когда понял, что это такое решение – прыжок в 20 лет, то сразу мысль заработала».

В итоге, в результате доработки, вместо 60 страниц получилось более 90, возникли новые сюжетные линии, новые герои. К примеру, истории спившегося хоккеиста Гурина или сцены в клубе знакомств изначально у Черных не было.

Сергей Гурин (Александр Фатюшин), муж Людмилы Свиридовой (Ирина Муравьёва).

Истории Сергея Гурина (Александр Фатюшин), мужа Людмилы Свиридовой (Ирина Муравьёва), в сценарии изначально вообще не было…

Появилась сцена со Смоктуновским, который «поздновато начинает» актерскую карьеру. Вместо фестиваля французских фильмов Екатерина и Людмила в первоначальном варианте сценария должны были наблюдать, как к аргентинскому посольству подъезжают приглашённые на дипломатический приём. И только по настоянию Меньшова послов заменили кинозвёздами – Смоктуновским, Юматовым и Конюховой, а «форды» и «бьюики» – отечественными ЗИСами и «Победами».

"Москва слезам не верит", кадр из фильма.

«Моя фамилия вам ничего не скажет – Смоктуновский»…

По изначальному сценарию, главная героиня Екатерина Тихомирова – директор завода и депутат Моссовета – должна была вести приём избирателей. «Скучно!» – решил Меньшов и отправил её в клуб знакомств, директор которого, блестяще сыгранная Лией Ахеджаковой, делясь бедами о нехватке мужчин для одиноких женщин, стала сватать её за «работника главка – очень ответственного, всего пятидесяти трёх лет».

Лия Ахеджакова и Вера Алентона в фильме "Москва слезам не верит".

Клуба знакомств в изначальном варианте сценария также не намечалось…

Но вот что интересно! Несмотря на существенную переработку сценария в фильме есть ряд, скажем так, не совсем понятных моментов. Основной из них мы видим в финальной части картины, где муж Антонины Буяновой (в фильме её сыграла Раиса Рязанова) – Николай (замечательная работа актёра Бориса Сморчкова) отправляется на поиски героя Алексея Баталова – Георгия Ивановича, он же Гога, он же Гоша. И через несколько часов приводит его в квартиру Катерины! Как же он нашёл его в огромной Москве, ведь кроме имени-отчества и нескольких малозначащих деталей из его биографии (типа шрама от удаления аппендицита) о Георгии Ивановиче никто ничего не знал?!

"Москва слезам не верит": Антонина (Раиса Рязанова) и Николай (Борис Сморчков).

Антонина (Раиса Рязанова) и Николай (Борис Сморчков).

Ответ на этот вопрос даёт повесть Валентина Черных, которая называется так же, как и фильм – «Москва слезам не верит». Многие полагают (интернет-форумы дают яркое тому подтверждение), что сценарий был написан на основе повести. Однако на самом деле всё было наоборот. Валентин Черных спустя несколько лет переработал сценарий фильма, написав повесть. Не исключено, что те самые непонятные моменты заставляли задуматься и самого Валентина Константиновича. А, может, герои сценария его не отпускали – как знать? Если не ошибаюсь, текст повести «Москва слезам не верит» впервые был опубликован в 1994 году. На протяжении последующих лет она выдержала несколько изданий – её и сегодня без особого труда можно приобрести в интернет-магазинах или же просто найти её текст в интернет-библиотеках.

Повесть «Москва слезам не верит».

В 2012 году в московском издательстве «Вече» вышло очередное издание повести «Москва слезам не верит».

Отношение читающей публики в повести полярное. Кто-то считает, что она – сплошной разврат, который не имеет ничего общего с фильмом. Другие уверены в том, что книга прекрасно дополняет фильм и, кроме того, написана с замечательным психологическим мастерством. Читая повесть, необходимо делать безусловную поправку на время – её текст написан уже в начале 1990-х годов. К примеру, финальные её строки представляют собой разговор героев у телевизора, который происходит 10 ноября 1982 год, когда советскому народу было объявлено о кончине Леонида Ильича Брежнева.

Но мы возвращаемся к интересующему нас моменту: как же Николаю удалось разыскать Гошу в огромной Москве всего лишь за несколько часов, да ещё и найти время выпить с ним и пообщаться, убеждая приехать к Катерине?

КАК ИСКАЛИ ГОШУ – ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ В ПОВЕСТИ ВАЛЕНТИНА ЧЕРНЫХ

Из текста повести мы узнаём, что у Людмилы, постоянно находящейся в поисках мужчины своей мечты, есть друг – генерал КГБ по фамилии Еровшин, а параллельно с ним Людмила встречается ещё и с неким режиссёром. С Еровшиным Людмила познакомилась вскоре после приезда в Москву и продолжала поддерживать отношения все эти годы.

Вот как генерал Еровшин описывается в начале 13-ой главы: Гоша на тот момент, после второго явления Рудольфа (отца Александры), уже пропал, и Екатерина предпринимает попытки его найти. Итак: «После разговора с Катериной Людмила не то чтобы забеспокоилась, но задумалась. Как же всё-таки действительно развести Еровшина и режиссёра? Терять Еровшина ей не хотелось. Он был единственным мужчиной, на которого она могла надеяться. За двадцать лет их отношения стали почти супружескими, она его понимала по взгляду, даже когда он молчал. Она по-прежнему не знала, чем он занимается в своей конторе “глубокого бурения”. Знала, что он стал генерал-лейтенантом. Семь лет назад вынул из коробочки две генеральские звёздочки, бросил их в стакан с водкой – оказывается, существовал старый обычай обмывать звёзды при получении очередного звания».

Ирина Муравьёва в фильме "Москва слезам не верит".

В повести своего генерала Людмиле всё-таки удалось найти…

А теперь перейдём к финальным страницам повести, к тому моменту, когда в квартиру Катерины приехали её подруги – Антонина и Людмила, а также муж Антонины Николай. Приведу большую цитату из повести Валентина Черных «Москва слезам не верит», но она стоит того – алгоритм поиска Гоши в ней прописан предельно чётко и правдоподобно, итак…

«Катерина слышала, что Александра звонит Людмиле. Потом она позвонила Антонине.

Они приехали после работы. Катерина проснулась и увидела Людмилу, Антонину и Николая, стоящих напротив неё. Катерина заплакала.

– Перестань, – грубовато потребовала Людмила. – Сама знаешь, Москва слезам не верит. Тут не плакать, а действовать надо.

– Как? – спросила Катерина.

– Попробуем разобраться, – заявил Николай. Он выпил после работы и поэтому был обстоятелен и рассудителен. – Ты его любишь, что ли?

– Люблю, – призналась Катерина.

– Это уже сложнее, – решил Николай. – Значит, выбросить и забыть не хочешь?

– Не могу.

– Он тебе предложение сделал? – спросила Антонина.

– Почти сделал.

– Почти не считается, – обрадовался Николай.

– Помолчи, – оборвала его Антонина. – Чему ты радуешься-то?

– Я не радуюсь, я пытаюсь разобраться, – обиделся Николай. – Значит, он не звонит и не приходит?

– Не звонит и не приходит.

– Так пойди ты, – предложил Николай. – Наступи на горло своей девичьей гордости.

– Мы не знаем, где он живёт, – пояснила Александра.

– Нет проблем, – заявил Николай. – На это существует Мосгорсправка. Как его фамилия?

– Я не знаю его фамилии.

– Ну, мать, ты даёшь! – воскликнула Людмила. – Даже фамилии не знаешь.

– Как будто ты всегда фамилию спрашивала! – возразила Катерина.

– Справедливое замечание, – согласилась Людмила. – Фамилию мы обычно узнаем в последний момент. Это всё потому, что у нас не принято пользоваться визитными карточками. Там, на ихнем Западе, когда знакомятся, сразу визитную карточку вручают. А в ней всё написано: и адрес, и телефон, и должность, и где работает, так что лапшу на уши не повесишь.

– Может, есть смысл ещё подождать? – предположил Николай.

– Почти неделю жду.

– Беру тайм-аут для обдумывания сложившегося положения, – объявил Николай и сказал Александре: – Пойдём на кухню, у меня есть к тебе несколько вопросов.

– Не больше ста граммов, – предупредила Антонина. – Ты уже дважды взял на грудь, я тебя на себе не потащу.

– Почему ты меня оскорбляешь? – обиделся Николай.

– Я не оскорбляю, я предупреждаю.

На кухне Николай повздыхал и спросил у Александры:

– Сто граммов найдётся? У меня после ста голова проясняется и приходят самые неожиданные решения.

Александра принесла припрятанную водку:

– Сто граммов в стакане – это сколько?

– Учись, всё в жизни пригодится. – Николай налил в стакан водки и показал Александре. – Ровно сто, плюс минус два грамма.

Подруги продолжали разговор.

– А у тебя с ним близкие отношения были? – спросила Антонина.

– Были, – призналась Катерина.

Алексей Баталов и Вера Алентова в фильме "Москва слезам не верит".

«У тебя с ним близкие отношения были?» – «Были».
«Смотри, как бы не залетела, как тогда с Рудольфом…»

– Смотри, как бы не залетела, как тогда с Рудольфом, – напомнила Антонина.

– Если залетела, буду рожать.

– Тогда это любовь, – согласилась Антонина. – Давайте будем искать. Только надо придумать как.

– Я придумала, – сообщила Людмила и прошла на кухню.

– Выйдите, – попросила она Николая и Александру, – мне надо поговорить тет-а-тет. – И начала набирать номер телефона.

Она вернулась к подругам и сообщила:

– Через двадцать минут подъедут специалисты по розыску пропавших.

– Или скрывающихся, – заметил Николай.

– Они и по этим специалисты, – заметила Людмила.

Через двадцать минут в дверь позвонили. Александра открыла. Вошёл Еровшин и молодой мужчина.

– Здравствуйте, Александра, – сказал Еровшин.

– Здравствуйте. А вы меня знаете? – удивилась Александра.

– Со дня рождения. Даже раньше, за месяц до твоего рождения.

– Какой-то косяк пошёл мужчин, которые меня знают со дня рождения. Неделю назад появился джентльмен, который утверждал, что он мой отец.

– Рачков из Останкина, что ли?

– Значит, это правда, что он мой отец?

– Это тебе только мать может подтвердить. И генетические тесты. Американцы это определяют с абсолютной точностью.

– У нас уже тоже, – заметил молодой мужчина и представился: – Пётр Петрович.

Еровшин и Пётр Петрович прошли в комнату Катерины.

– Здравствуйте, Катерина. – Еровшин поцеловал ей руку.

– Здравствуйте, Антонина. – И Антонине Еровшин поцеловал руку.

Антонина смутилась и спрятала руки за спину.

В комнату заглянул Николай.

– Значит, сами нашлись? – обрадовался он.

– Коля, – попросил Еровшин, – ты поразвлекай женщин, а мы с Катериной поговорим на кухне.

– С удовольствием, – ответил Николай. – Там на столе стоит початая «Столичная» завода «Кристалл». Рекомендую. Со знаком качества.

– Непременно, – заверил Еровшин.

Катерина, Еровшин и Петр Петрович прошли в кухню.

– Катерина, – начал Еровшин, – я знаю, что его зовут Георгий Иванович, но не исключено, что в паспорте записано Юрий Иванович и Егор Иванович. Ты паспорт его видела?

– Нет, конечно.

– В следующий раз не стесняйся посмотреть, – посоветовал Еровшин.

– Следующего раза не будет… А как вы это представляете? Пока мужчина спит, я залезаю ему в карман пиджака?

– Ничего зазорного в этом нет, – спокойно ответил Еровшин. – Но это всё шум – сейчас нужна информация, а не советы. Людмила говорила, что он слесарь и занимается электроникой. Здесь какая-то нестыковка. Может быть, объяснишь?

– Насколько я поняла, он создаёт приборы, с помощью которых учёные что-то исследуют и защищают диссертации.

– Значит, научно-исследовательский институт. Когда вы с ним ходили или ездили по городу, вы ведь о чём-то говорили. Вспомни! Какие-нибудь такие фразы: здесь я жил в детстве, здесь я ходил в школу.

– Нет. Мы об этом не говорили.

– А ты с его слов знаешь, что он занимается электроникой?

– Не только. У них целая компания. Они выезжают на пикники, по грибы, на рыбалку. Когда мы были на пикнике, там были настоящие кандидаты и доктора наук. Молодые в основном.

– На любом пикнике, да и вообще в мужской компании в основном говорят о женщинах, о службе в армии и о работе. Всё это мужиков объединяет. О чём говорили на пикнике?

– Что мы отстаём в электронике. Что у них недавно заменяли ЭВМ «Минск», я забыла порядковый номер, эти допотопные шкафы, на современный японский компьютер.

Пётр Петрович делал пометки в блокноте.

– Вот вы сидите, разговоры идут справа от вас, слева и напротив, и всё в пределах слышимости. На что вы обратили внимание в их разговорах, что вас заинтересовало?

Владимир Меньшов в фильме "Москва слезам не верит".

«Разговоры идут справа от вас, слева и напротив, и всё в пределах слышимости…». Из-за нехватки статистов в сцене выезда за город на шашлыки снялся режиссёр фильма – Владимир Меньшов (он – в центре, в кожаном пальто и шляпе).

– Что в универмаге «Москва» выбросили женские сапоги «Саламандра», все мужики лаборатории побежали покупать своим жёнам. А один метался между полок в растерянности. Он хотел купить сапоги любовнице, но не знал её размера. Все очень смеялись.

Пётр Петрович открыл свой кейс и достал книгу-карту, быстро перелистал её и показал Еровшину.

– Ленинский проспект, универмаг «Москва». В двухстах метрах от него – институт электроники.

Еровшин кивнул и набрал номер телефона.

– Институт электроники. Ленинский проспект. Георгий Иванович, слесарь, механик, приборист, посмотри допуски секретности…

– Да, – вспомнила Катерина, – он ездил в Ригу в командировку на завод ВЭФ. Вернулся четвёртого ноября…

– Возраст? – спросил Петр Петрович.

– От сорока до сорока трёх.

– От тридцати восьми до сорока пяти, – сообщил в телефон Петр Петрович. – Жду!

– Вы не сказали, куда позвонить, – напомнила Катерина.

– Он знает, – ответил Еровшин, – у них телефон с определителем номера.

– А если из телефона-автомата?

– Все телефоны-автоматы тоже имеют номера.

– Может быть, выпьете, – предложила Катерина. – Чаю или водки?

Пётр Петрович посмотрел на Еровшина.

– Немного водки, – согласился Еровшин.

Катерина налила Еровшину и Петру Петровичу, поставила рюмку и себе, но Еровшин отодвинул её:

– Сейчас тебе надо быть трезвой.

По радио передавали грустную симфоническую музыку.

– Кто умер? – испугалась Катерина.

– Почему вы решили, что кто-то умер? – удивился Пётр Петрович.

– С двух часов по радио грустная музыка, – объяснила Катерина. – И комедию по телевидению заменили на симфонический концерт. Это всегда так, если какой-нибудь крупняк умирает. В последний раз так было перед похоронами Суслова.

– Если это так, в программе «Время» сообщат. – Пётр Петрович выпил, аппетитно захрустел огурцом.

Зазвонил телефон, Петр Петрович снял трубку.

– Да. Да. Да. Записываю. Скоков Георгий Иванович, сорок второго года рождения, Малая Бронная, двенадцать, сорок вторая. Да, да. Спасибо.

Пётр Петрович протянул листок с данными Гоги и пояснил:

– Телефоны не работают. В доме ремонт. Меняют телефонный кабель.

– Я поеду, – сказала Катерина.

Еровшин задумался. И тут Катерина услышала звук зуммера. Еровшин достал из нагрудного кармана пиджака плоский приборчик, на котором мигала лампочка, а на крохотном табло светилась цифра один.

Пётр Петрович тут же набрал номер телефона и протянул Еровшину трубку.

– Да, – сказал Еровшин. – Понятно. Будем через пятнадцать минут, – и положил трубку. – Знаешь что, тебе не нужно ездить, – обратился он к Катерине. – В такой ситуации начнётся выяснение, кто виноват, слово за слово – и потом будет ещё труднее поправить. Поедет Николай. Мы его подвезём и по дороге проинструктируем. И он привезёт его сюда. Здесь ты на родной территории, рядом будет Людмила, она в любой ситуации сориентируется.

– Он не поедет ко мне, – произнесла Катерина.

– Поедет, – сказал Еровшин. – Такие женщины, как ты, на каждом шагу не валяются. Зови Николая!

Николай вошёл в кухню.

– Мы его нашли, – сообщил Еровшин. – Но у тебя будет сегодня сложная и ответственная задача – доставить его сюда. Мы посовещались и пришли к выводу, что только ты сможешь это сделать.

– Задание понято.

– О подробностях предстоящей операции поговорим в машине.

– Я готов. – Николай налил себе водки, выпил и щёлкнул каблуками ботинок.

Николая высадили у дома на Малой Бронной, где жил Гога.

– Напор и уверенность! – напутствовал Еровшин. – В таких ситуациях аргументы не так уж и важны. Действуй по принципу «сам дурак!».

– Не понял, – удивился Николай.

– Поясняю. Он говорит, что его обманули. Ты говоришь – сам обманулся.

– Такие факты есть, – подтвердил Николай.

– А главный довод – поехали, там разберемся!

– А если не поедет?

– Тогда звони Катерине, пусть приезжает сама…

– А если попытается скрыться?

– Попытайся остановить.

– А если он применит силу?

– И ты примени тоже.

– А если нас заберут в милицию за драку?

– Очень хорошо. Катерина приедет его выручать. А тебя – Антонина.

– Ладно. Попытаюсь обойтись без драки.

– Попытайся, – согласился Еровшин. – Извини, у нас чрезвычайная ситуация, мы должны ехать. Удачи тебе.

– И у вас чтобы всё было хорошо, – пожелал Николай. – А главное – здоровье.

* * *

Николай поднялся на пятый этаж пешком – лифт не работал – и остановился отдышаться. Пять этажей в старом доме равнялись по высоте восьми в новом – за счёт высоких потолков. Он нажал кнопку звонка, дверь ему открыла старуха, даже не спросившая, кто он и к кому пришел. Вспомнив напутствие Еровшина о напоре и уверенности, Николай приказал старухе:

– Стоять!

Старуха обернулась и с интересом посмотрела на Николая.

– Скоков Георгий Иванович, он же Гога, Гоша, Юрий, Егор, здесь проживает?

– Гоша здесь. Но к нему лучше завтра зайдите.

– Причина?

– Пьёт он. Последние года три не пил, а вот сорвался.

– Приведём в норму, – пообещал Николай и скорее приказал, чем попросил: – Проводите меня до его комнаты.

Уверенность и напор произвели впечатление на старуху. Она довела Николая до комнаты Гоги. В коридоре шёл ремонт, приходилось не идти, а пробираться между бочками с побелкой, вёдрами, вынесенной из комнат мебелью.

Николай вошёл в комнату Гоги не постучав. Напор и уверенность – снова напомнил он себе. Сейчас Гога, конечно, удивится, начнет расспрашивать: кто, да что, да почему? Он ему скажет: поехали, по дороге разберёмся. Но план Николая начал рушиться с первых же секунд. Гога сидел за столом и пил пиво. Он осмотрел Николая, тот осмотрел Гогу и подумал: из-за чего такой сыр-бор? Не гигант, не красавец, не моложав. Гога жестом пригласил Николая к столу и налил ему водки.

– Я пиво, – сказал Николай.

– Потом, – сказал Гога.

Николай выпил водки, Гога налил ему пива. Николай выпил пива.

– Гоша, – Гога протянул Николаю руку.

– Николай.

Они пожали друг другу руки. Гога налил пива себе и Николаю. Выпили. Закусили очищенной таранью.

– Редкая по нынешним временам рыба, – заметил Николай.

– Согласен. Как погода?

– С утра был дождь, но для этого времени года достаточно тепло.

– Что происходит в мире?

– Стабильности нет. Террористы захватили самолёт компании “Эйр-Франс”.

– Нехорошо. Террор – не метод борьбы. Ты кто?

– Я Николай, муж Антонины, которая подруга Катерины и Людмилы. В общем, я один мужик на трёх баб.

– Не много на одного?

– Не в том смысле. Ведь и мебель перевозить, и тяжёлый груз, и ремонт всякий – всё на мне. Я не то чтобы жалуюсь, но ещё один мужик мне в помощь не помешал бы.

– Зачем ты приехал? – поинтересовался Гога.

– За тобой. Поехали к Катерине.

– Почему она не приехала?

– Почему-почему? По кочану. Телефон у тебя не работает. Дома ты или нет – неизвестно. Ну приехала бы она. Она гордая, ты гордый. Разругались бы вдрызг. А так сядем за стол переговоров. Рядом подруги, они подтвердят.

– Что она меня обманула?

– Она тебя не обманула, – вздохнул Николай, налил себе водки, выпил и продолжил: – Ты или глуховат, или глуповат.

Алексей Баталов и Борис Сморчков в фильме "Москва слезам не верит".

«Она тебя не обманула. Ты или глуховат, или глуповат…»

– Пока никто мне об этом не говорил. Так чего же я не расслышал или не понял?

– Передаю со слов Катерины. Я на пикнике не был.

– Не был, – подтвердил Гога.

– Она тебе сказала: Гоша, я ведь не та, за кого ты меня принимаешь. Было такое?

– Да, – подумав, снова подтвердил Гога.

"Москва слезам не верит", английская афиша фильма.

– А ты ответил: конечно, ты не работница, а крупный руководитель промышленности? Это было?

– Пожалуй, было, – согласился Гога. – Я ещё сказал: ты ещё и депутат, может?

– Да, – ответил Николай, – Моссовета. Но на следующих выборах не исключено, что её выберут и выше.

– Понятно, – буркнул Гога. – Для неё социальный статус выше, чем личный статус.

– Я не знаю, что такое статус. Но я знаю этих девок с восемнадцати лет. Повезло одной Антонине, моей супруге.

– В чём?

– В том, что она вышла замуж, что у неё семья, дети, замечательный муж.

– Это ты?

– Да, я, – подтвердил Николай. – А Людке и Катьке не повезло. Катька влюбилась, но один подлец бросил её, потому что узнал, что она лимитчица и простая работница. Она влюбилась в тебя и испугалась, что ты её бросишь, потому что она директор и депутат.

– Для меня это не имеет никакого значения. Но почему она не сказала мне всё прямо и открыто?

– Она тебе сказала, ты не понял.

– Могла повторить, чтобы не попадать в двусмысленную ситуацию.

– Я ей тоже об этом сказал. Она мне говорит: Коля, когда? Он то меня в постель тащит, то в командировку уезжает, то, только я собираюсь рассказать, Сашка приходит.

– Некая правда в этом есть, – согласился Гога. – И что же делать?

"Москва слезам не верит", испанская афиша фильма.

– Поедем.

– А как я сохраню лицо? – спросил Гога.

– Побреешься.

– Я не об этом. Как я ей всё объясню? Где я был целую неделю?

– А ты не объясняй. Да тебя и спрашивать никто ни о чём не будет.

– Ты уверен?

– Абсолютно.

– Тогда – едем. Я только переоденусь.

Гога надел белую сорочку, тёмный костюм и стал завязывать галстук. Пальцы его не очень слушались.

– Завяжи мне галстук, – попросил Гога.

– Я не умею, – признался Николай. – Мне сын завязывает.

– Научу, – пообещал Гога и со второй попытки завязал галстук.

Они вышли на улицу.

– Не считаешь ли ты, что мы немного нетрезвые? – спросил Гога.

– Очень немного, – ответил Николай.

– Предлагаю прогуляться и протрезветь.

– Предложение принято.

Они пошли в сторону Садового кольца, но Николая качнуло.

– Я сегодня слишком много взял на грудь, – объяснил Николай.

– Предлагаю такси.

– Предложение принято.

Гога довольно быстро поймал такси.

Когда в квартире раздался звонок, подруги сидели на кухне. Катерина попросила Людмилу:

– Открой!

"Москва слезам не верит", французская афиша фильма.

Но дверь открыла Александра.

– С возвращением! – сказала она.

– Спасибо, – ответил Гога и подхватил пошатнувшегося Николая.

– Я сказал – доставлю и доставил, – сообщил Николай.

– Скорее всё наоборот, – заметил Гога, – но я не настаиваю…».

КАК ПОДБИРАЛИ АКТЁРОВ НА ГЛАВНЫЕ РОЛИ

А теперь – несколько любопытных фактах как о самом фильме, так и о его создателях.

Вдова автора сценария Валентина Черных, Людмила Кожинова, в наши вспоминала: «Уже в 1990-х годах Валентин Константинович написал книгу “Москва слезам не верит”. До сих пор время от времени и к Володе Меньшову, и теперь уже ко мне обращаются с предложениями сделать сериал. На что я отвечаю: Попробуйте. Но никто так и не сделал. К Валентину обращались из Голливуда с просьбой о ремейке, он говорил: “Неинтересно. Я это сделал, я в это сыграл». Никогда ремейк или сиквел не повторят успеха картины”».

В феврале 2015 года в блиц-интервью интернет-ресурсу «Woman’s day» Алексей Баталов вспоминал, что одной из самых неожиданных по сложности оказалась сцена драки. И вот почему: «Не то чтобы сложной, но имеющей последствия была сцена драки. Тогда актёры не любили брать дублёров и хотели всё делать сами. Володя Меньшов пригласил настоящих самбистов, которые никогда не снимались в кино. На очередном дубле спортсмен не рассчитал удар и со всей силы перешиб мне кадык. Я на несколько недель оказался в больнице, лечил горло, восстанавливал голос».

На вопрос о том, что исполнительница роли Александры – Наталья Вавилова – появилась в фильме во многом благодаря Алексею Баталову, данные несколько расходятся. Некоторые из создателей фильма вспоминают, что родители Наташи и в самом деле были категорически против её актерского будущего (до этого, ещё школьницей, она в 1974 году снялась в фильме Юлии Солнцевой «Такие высокие горы», а затем, двумя годами спустя – в первом фильме Владимира Меньшова), пророчив ей серьёзную дипломатическую карьеру – устроили на курсы в МИД, готовили в институт. Съёмки фильма и в самом деле начались без Александры, и тут Меньшову пришла в голову замечательная мысль. Уговаривать родителей он отправил Баталова. Увидев знаменитого актера, они не смогли ему отказать. К тому же Баталов пообещал, что девушка запросто сможет совмещать учебу и работу над фильмом.

Наталья Вавилова в фильме "Москва слезам не верит".

Исполнительница роли Александры – Наталья Вавилова – появилась в фильме во многом благодаря Алексею Баталову.

А вот сам Алексей Баталов об этих уговорах вспоминал несколько иначе: «Мы всё делали вместе с Меньшовым. Наташа до этого уже снималась у него в фильме “Розыгрыш”. Она очень подходила на роль Александры, но в то время училась на курсах в МИДе, и её мама хотела, чтобы она стала дипломатом. Володя на переговоры с её родителями взял с собой меня. Это на них подействовало, и они отпустили Наташу на съёмки».

Правда, жизнь внесла свои коррективы. После съёмок Вавилова бросила курсы, поступила во ВГИК и, окончив его в 1984 году (актёрская мастерская Евгения Матвеева) стала актрисой. В 1980-х годах Наталья Дмитриевна (родилась 26 января 1959 года) много снималась в кино. Можно назвать такие фильмы с её участием, как «Вторжение» (1980), «Шофёр на один рейс» (1981), «Нас венчали не в церкви» (1982), «Ученик лекаря» (1983), «Не ходите, девки, замуж», «Победа», «Поезд вне расписания» (1985), «Бармен из “Золотого якоря”», «Не имеющий чина» (1986), «Стервятники на дорогах» (1990). Последней её работой в кинематографе стали съёмки в фильме Леонида Пчёлкина «Дело Сухово-Кобылина» (1991), после которого она ушла из кино. В последние годы Наталья Вавилова живёт за пределами Москвы, занимается благотворительной деятельностью и практически не общается с прессой.

Любопытно, что со своим будущим мужем Наталья познакомилась именно на съёмках фильма «Москва слезам не верит». Супруг Наталья Дмитриевны – режиссёр боевиков Самвел Гаспаров (родился 7 июня 1938 года) – в 1970 году окончил режиссёрский факультет ВГИКа, мастерская Михаила Ромма. Снимал известные приключенческие фильмы о гражданской войне, детективы: «Рейс первый, рейс последний» (1974), «Ненависть» (1977), «Забудьте слово “смерть”» (1979, «Хлеб, золото, наган» (1980), «Шестой» (1981), «Координаты смерти» (1985), последней его картиной стал фильм «Стервятники на дорогах» (1990), в котором снялась и его жена, Наталья Вавилова. Затем Самвел ушёл из кино, занявшись совершенно другой деятельностью (к примеру, в 1993 году организовывал гастроли Майкла Джексона на стадионе в Лужниках), но в 2009 году вернулся в кинематограф, выпустив боевик «Капкан для киллера», основанный на реальных событиях из жизни одного из самых известных российских киллеров 1990-х годов – Александра Солоника.

Владимир Меньшов долго не мог выбрать актёра на главную мужскую роль – Гоши. Выбирая главного героя, режиссер Владимир Меньшов перебрал многих артистов в возрасте около 40 лет, но с кандидатурой определился фактически в самый последний момент.

Одним из кандидатов был Вячеслав Тихонов: прочитав сценарий, актёр хотел сыграть роль Гоши, но Меньшов предлагал ему другую – Владимира, женатого любовника Катерины (в итоге её исполнил Олег Табаков). Тихонов пригласил режиссёра в гости и отказался со словами: «Мне зрители до сих пор не могут простить, что я Наташу Ростову бросаю!». По словам Меньшова, лишь спустя год его осенило: Тихонов-то ждал предложения сыграть Гошу! Позднее, когда фильм был уже снят, на показе «для своих» Тихонов подошёл к режиссёру, пожал руку и сказал: «А всё-таки у вас была для меня роль!».

В какой-то момент Меньшов решил, что Гоша должен быть постарше, лет пятидесяти. В памяти всплыли имена актеров того поколения, самый желанный кандидат – Олег Ефремов. Но до проб дело не дошло, хотя спустя 15 лет Меньшов всё-таки снял его в своем фильме «Ширли-мырли».

Алексей Баталов в фильме "Москва слезам не верит".

Имя Алексея Баталова на роль Гоши возникло совершенно случайно…

Пробовался на роль Гоши и Виталий Соломин, причём пробы прошли вроде бы удачно: он играл сцену в электричке, знакомство Гоши с Катериной. Кандидатура Соломина нравилась худсовету, но Меньшов был недоволен. Позднее Владимир Меньшов вспоминал: «Имя Баталова возникло в последнюю минуту. Я ведь искал Гошу из поколения 30–40-летних актеров. Как запасной вариант держал в голове даже свою кандидатуру. Но я случайно увидел по телевизору старый фильм “Дорогой мой человек” с Алексеем Баталовым. И меня осенило – вот же Гоша! Баталов, к счастью, согласился и попал “в десятку”».

Любопытно, что на предложение Меньшова самому сыграть роль Гоши (в том случае, если необходимая кандидатура актёра так и не будет найдена), отрицательное заключение давал худсовет «Мосфильма». Формулировка отказа была такой: мол, Гоша тогда будет слишком похож на персонажей Меньшова в предыдущих фильмах.

Когда Меньшов, вроде бы, определился с кандидатурой на роль Гоши, неожиданно, как вспоминали некоторые из участников съёмок, заупрямился сам Баталов: его и сценарий особо не впечатлил, и в роли интеллигента-слесаря он себя не очень-то видел. Но, в конце концов, согласился. А потом, годы спустя, называл роль Гоши одной из своих самых любимых работ в кино.

АКТЁРЫ НА РОЛИ ВТОРОГО ПЛАНА

Александр Фатюшин сначала пробовался на роль Николая, но Меньшов отдал её Борису Сморчкову, актёру, у которого лучше получались простые русские парни. После этого Фатюшину была предложена роль хоккеиста Гурина. Позже Фатюшин признавался, что очень полюбил своего героя, правда, жалел, что многое не вошло в окончательный вариант картины. Как, например, сцена во Дворце спорта «Лужники»: советская сборная играла матч со шведами, и Гурин стал героем этой встречи. Но больше было жаль последней вырезанной сцены.

Александр Фатюшин (исполнитель роли Сергея Гурина) в фильме "Москва слезам не верит".

Александр Фатюшин (исполнитель роли Сергея Гурина) позднее жалел, что многое из снятого про его героя не вошло в окончательный вариант фильма.

Ближе к концу фильма все собрались на даче. Три героини сидят на завалинке, поют.

И тут должен был появиться Гурин: галстук набок, рубашка навыворот, с ним какой-то ханыга. Гурин начинает препираться со своей бывшей женой Людмилой из-за трояка (то есть - трёх рублей), а ханыга кричит на неё: «Ты как с ним разговариваешь? Это Гурин, я на его матчах вырос как личность!». Но руководители тогдашнего Госкино по поводу этой сцены сказали: «Нет, завязал – значит завязал. Игрок сборной, пусть и бывший, не может так опуститься!».

Наталья Сайко.

Наталья Сайко.

Не проще обстояло дело и с отбором кандидаток на главную женскую роль дело. Больше всех Меньшову нравилась Наталья Сайко, актриса Театра на Таганке. Пробы с Виталием Соломиным она прошла удачно. Но когда на роль Гоши был утверждён Баталов, случилось совершенно непредвиденное: оказалось, что вместе с Натальей они в кадре совершенно не смотрятся.

Тогда режиссёр решил предложить роль своей жене, актрисе Вере Алентовой (которая, к слову, поначалу относилась к будущему фильму довольно скептически).

Поисками актрисы на роль героини озаботилось и руководство киностудии «Мосфильм». Владимиру Меньшову предлагали известных актрис. Но здесь тоже есть масса исторических (теперь уже исторических) мифов. К примеру, в архивах «Мосфильма» сохранились пробы Валентины Теличкиной.

Долгое время думали, что именно Валентина пробовалась на роль Кати Тихомировой. Годы спустя Теличкина говорила, что это было ошибкой: «Мне предлагали роль Тоси. Но она показалась не несущей никакой нагрузки, кроме знака положительности. Но фотопробы я прошла. Должна была это сделать, потому что служила в Театре киноактера, который был прикреплен к “Мосфильму”».

Тамару Сёмину Владимиру Меньшову рекомендовали на «Мосфильме», но сама актриса об этом позднее вспоминала так: «Мне предложили роль Катерины, я поблагодарила, но отказалась, поскольку уже была занята в другой картине. Но сценарий прочитала, любопытно было. Он мне, кстати, понравился. Радуюсь за девчонок, за Володю. Фильм получился великолепный. Там все на своих ролях!».

Тамара Сёмина.Тамара Сёмина.

Среди кандидатур на роль Катерины фигурировала и фамилия Ирины Купченко, которая об этом эпизоде в своей актёрской карьере вспоминала следующее: «Если честно, я даже не помню, чтобы мне предлагали эту роль». Понятно, что годы спустя сложно вспомнить о том, что же, на самом-то деле, происходило в начале-середине 1978 года, когда отбирались актёры в ставший теперь уже культовым фильм про неверящую в слёзы Москву. Зато достоверно известно, что роль Катерины предлагалась Маргарите Тереховой, но Маргарита Борисовна на тот момент снималась у Георгия Юнгвальд-Хилькевича в роли Миледи («Д'Артаньян и три мушкетёра»).

Этот телефильм, как известно, впервые был показан в эфире советского ТВ только 25 декабря 1979 года (хотя его съёмки и весь, говоря современным языком «постпродакшн», то есть - вся работа по доведению картины до зритезя) велись с начала апреля по середину августа 1978 года, то есть уже к концу того, 1978-го, года телезрители СССР могли увидеть фильм. Правда, возникли кое-какие межличностные проблемы, что и привело к задержке выхода фильма на большой телеэкран. Как потом вспоминали многие активные участники и этих, и других съёмок, Маргарита Терехова, в принципе, могла сыграть роль Катерины, но она показалась ей малоинтересной.

На роль скромной Тоси пробовались Галина Польских, Людмила Зайцева, Наталья Андрейченко и Нина Русланова, однако убедительнее всех смотрелась Раиса Рязанова, которую худсовет киностудии в конечном итоге и утвердил. Польских, как потом говорили, обиделась на Меньшова, не понимая, как он вообще мог ей такое предлагать, а Русланова – за то, что он её не взял на эту роль. Ирина Муравьёва, сыгравшая Людмилу, затем признавалась, что, впервые увидев картину на монтажном столе, рыдала от обиды.

«Моя героиня совсем не понравилась мне, – вспоминала актриса. – Грубая, неотёсанная, местами пошлая. Всё, что я ненавидела в жизни и в людях, вылезло на экран».

Тем не менее, роль Людмилы стала одной из самых ярких и запоминающихся работ актрисы. Кстати, Муравьёву режиссёр тоже нашёл случайно, увидев её в одном из телеспектаклей.

Как позднее отмечали многие кинокритики и зрители, уникальность фильма «Москва слезам не верит» заключалась в том, что в нём нет эпизодических ролей. К примеру совсем небольшие роли Евгении Ханаева (мама Рудика), Зои Фёдоровой (вахтерша из общежития) и Владимира Басова (замначальника главка Антон) так же важны, как и главные герои.

– Я чувствую себя обманщиком, если приглашаю актера на площадку, а играть ему нечего, – говорил позднее Владимир Меньшов. – Для меня было очень важным, чтобы именно Басов произнёс фразу о том, что «в 40 лет жизнь только начинается». А дальше уже надо было придумать, что ему играть. Ясное дело, что танцевать с молодёжью он не станет. Чем отличить его от других гостей? А тем, что у него какие-то проблемы с желудком, а он, старый хрыч, всё пытается кого-то «заклеить», а сам из туалета не вылезает. И сразу становится понятно, что это за человек.

Владимир Басов в фильме "Москва слезам не верит".

Герой Владимира Басова (в центре кадра) из туалета не вылезал, но всё пытался кого-то из девушек «заклеить», старый хрыч!

– Роль вахтёрши, – продолжает вспоминать Владимир Меньшов, – в сценарии вообще не была прописана. И тогда мы придумали «ввести» её в ближний круг героинь: она и по телефону «хэллоу» произносит, и Катерину из роддома встречает. Для Зои Федоровой эта работа в кино оказалась последней…

Роль вахтёрши в фильме "Москва слезам не верит" оказалась для Зои Фёдоровой последней…

Роль вахтёрши оказалась для Зои Фёдоровой последней…

«ОСКАР», ПРИЗЫ И «НЕВЫЕЗДНОЙ» МЕНЬШОВ

Продолжая воспоминания о судьбе фильма, в февральской 2005 года публикации в газете «Аргументы и факты» Владимир Меньшов говорил следующее: «Принималась картина худсоветом “Мосфильма”. Члены совета довольно уклончиво высказывались о фильме. А директор “Мосфильма” Сизов, весьма суровый и несентиментальный человек, обозлённый осторожными похвалами, неожиданно сказал: “А я думаю, что мы с этой картиной ещё столько призов и народной любви поимеем!”. Но в приватном разговоре со мной попросил вырезать из фильма наиболее откровенные моменты: «Гришин на даче посмотрит и скажет потом: «Опять у тебя любовью занимаются!». Но я упёрся и ничего сокращать не стал. Фильм пошёл на дачи к высшему руководству страны. Когда я спросил у Сизова, как там Гришин, директор “Мосфильма” махнул рукой: “Да ладно Гришин! Брежнев в восторге!”. На этом судьба фильма была решена».

В первый год проката фильм в СССР посмотрело, по разным данным, от 85 до 90 миллионов человек. «Москва слезам не верит» заняла второе место в тройке лидеров проката того года, где на первом месте был боевик Бориса Дурова «Пираты XX века», на третьем – фильм-катастрофа Александра Митты «Экипаж». Что примечательно? Все три фильма тогда кинокритика разнесла в пух и прах за безыдейность, мелодраматизм, мордобои, аморальность и прочие грехи.

Тем временем фильм «Москва слезам не верит» был куплен почти 100 странами для проката. Вопреки сложившейся точке зрения, первой американской наградой для «Москвы…» стал не «Оскар», а приз кинопрокатчиков США. Фильм был закуплен для проката в США за $50 000, а в итоге за 12 месяцев собрал $2 500 000. Что любопытно: бюджет фильма был определён в 550 000 рублей, из которых съёмочной группе ещё и удалось сэкономить 50 тысяч.

Когда в марте 1981 года Владимиру Меньшову пришло приглашение на церемонию присуждения «Оскара» (американцы прислали его на домашний адрес Владимира Валентиновича), его за рубеж не выпустили. Уже в который раз. Завершилось это не очень приятно для имиджа СССР: за наградой вышел атташе по культуре посольства СССР в США, и на следующий день многие американские и европейские газеты написали, что «Оскара» получил работник КГБ вместо невыпущенного Меньшова.

Сам режиссёр о том, что стал лауреатом самой престижной кинонаграды мира, узнал не сразу. Непосредственно в день церемонии 31 марта он пытался слушать «Голос Америки», но из-за «глушилок» так ничего и не разобрал. Телефонный звонок раздался утром 1 апреля, и Меньшов решил, что это чей-то розыгрыш (по другой версии, как розыгрыш Владимир Валентинович воспринял и сообщение о награждении «Оскаром» его фильма 1 апреля в программе «Время»). Однако фактом является то, что именно 1 апреля его пригласили в Госкино.

Далее – слово Владимиру Меньшову: «Начальство, вновь испуганно опустив глаза, проговорило: “Поздравляем, картина получила «Оскара»”. На что я ответил: “Ну и чего вы добились, не разрешив мне выехать?». У нас ведь были сильнейшие соперники – Акира Куросава, Франсуа Трюффо, Карлос Саура, Иштван Сабо. В США к власти пришёл Рейган и уже успел назвать нас “империей зла”. И на этом фоне присуждение “Оскара” советскому фильму было большим политическим успехом, который мы по своему обыкновению профукали».

Но вот что интересно: почему же Владимира Меньшова не выпускали из СССР, почему он был невыездной? Если уж на то пошло, Владимир Валентинович диссидентом не был, особо яростно политикой не интересовался. За что же его так не взлюбили «органы» и партийное начальство? Между тем, причина была до банальности проста.

– Почему меня не выпускали из страны? В этом как раз и вся проблема, что тебе никогда не говорили причину, – вспоминал Владимир Меньшов в 2005 году в интервью газете «Аргументы и факты». –  Я сам пытался выяснить, в чём дело, ходил по кабинетам. А начальники опускали глаза: «Ну подожди, всё само как-нибудь рассосётся». Только спустя годы я узнал, что на меня лежало два доноса. От коллег. Так что зачастую наши рассказы о зверствах КГБ неверны, потому что комитетчики реагировали в первую очередь на «сигналы» снизу. Моими «проступками» было то, что после снятия с должности Подгорного я высказал удивление, почему, мол, отставка второго человека в стране произошла без всяких объяснений (Николай Викторович Подгорный, председатель Президиума Верховного Совета СССР с 9 декабря 1965 года, 16 июня 1977 года был снят со своей должности и отправлен на пенсию без объяснения причин; позднее в качестве одной из версий отставки Н.В. Подгорного называлось то, что он пал жертвой внутрипартийной борьбы: из-за опасений Л.И. Брежнева и его ближайшего круга в том, что Подгорный, воспользовавшись ухудшением здоровья Леонида Ильича, может выступить с претензией на лидерство в КПСС – И.О.). А второй донос был посвящён моему восхищению количеством продуктов в каком-то заграничном магазине. Этого было достаточно. А я-то думал, что Родину продал, планы секретного завода выдал!

Дома мы никакого торжества по поводу «Оскара» не устраивали. Чему радоваться-то было? Когда вышла картина, кинематографическим сообществом она была встречена неприязненно. По поводу фильма я получил много ударов от коллег. Но прошло время. Обвинения народных артистов СССР позабылись, а зрительская любовь осталась. И когда сегодня ко мне подходят 17-летние ребята и называют «Москву…» своим любимым фильмом, я понимаю, что у него впереди ещё большая жизнь. И даже если бы я больше ничего не снял, то всё равно считал бы, что родился не зря!..

Владимир Валентинович Меньшов.

Владимир Меньшов: «Даже если бы я больше ничего не снял, то всё равно считал бы, что родился не зря!».

Материал подготовил Игорь ОСОВИН

ИСТОЧНИКИ

  • «Аргументы и факты», 16.02.2005 г., № 07 (1268); «“Москва слезам не верит”. Уже 25 лет»: http://gazeta.aif.ru/online/aif/1268/51_01;
  • Tolkopozitiv.ru; «Брежнев был в восторге, Рейган смотрел 8 раз. 10 малоизвестных фактов о культовом советском фильме»: http://tolkopozitiv.ru/kreativ/kino/brezhnev-byil-v-vostorge-reygan-smotrel-8-raz-10-maloizvestnyih-faktov-o-kultovom-sovetskom-filme.html;
  • Woman’s day; 11.02.2015 г.; «“Москва слезам не верит”: неизвестные факты о съёмках»: http://www.wday.ru/stil-zhizny/kultura/moskva-slezam-ne-verit-harakter-kati-spisan-s-mujchinyi/

Поделиться в соц.сетях