Conspirology » ТЕРАКТЫ ВО ФРАНЦИИ – «CHARLIE HEBDO», АКТ ВТОРОЙ

ТЕРАКТЫ ВО ФРАНЦИИ – «CHARLIE HEBDO», АКТ ВТОРОЙ



Теракты в Париже 13.11.2015 г.Почему теракты прогремели именно во Франции и что объединяет расстрел редакции журнала «Charlie Hebdo» и «кровавую пятницу» в Париже?

«Почему террористы осуществили подрыв взрывчатых устройств во время матча, не дождавшись его окончания? Ведь ждать пришлось бы недолго, шёл второй тайм игры! А если бы взрывы были осуществлены, когда болельщики выходили с битком забитого стадиона, жертв могло бы быть больше, разве не эту цель преследовали перед собой террористы?»

Серия терактов, произошедших в Париже в пятницу, 13 ноября 2015 года, как и водится, «потрясли мировую общественность», стали поводом для многочисленных комментариев, версий и предположений о том, как такое могло случиться. Я же попытаюсь рассмотреть случившееся с конспирологической точки зрения, а парижские теракты, к сожалению, дают основание говорить о том, что произошедшее можно и нужно трактовать не столь прямолинейно, как это зачастую происходит в многочисленных средствах массовой информации и социальных сетях.

При внимательном и нетенденциозном подходе к делу, в парижских терактах мы легко можем заметить несколько очень странных совпадений. А правила конспирологии, как и правила криминального сыска, гласят: если совпадений два и больше – это уже не совпадения, а тенденция. Итак, что же обращает на себя внимание в первую очередь?

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

Напомним вкратце, как развивались события. Терактами было охвачено шесть пунктов. На нижеприведённой карте вы можете видеть их основные точки.

Карта террористических актов, состоявшихся в Париже вечером 13 ноября 2015 года.

Карта террористических актов, прогремевших в Париже вечером 13 ноября 2015 года.

Первый взрыв произошёл в 21:16 по местному времени в одном из баров, расположенных на улице Жюль Риме, у входа на стадион «Stade de France», который находится в северном пригороде Париже – Сен-Дени. Вместе с террористом, взорвавшим около бара пояс смертника, погибло ещё 10 человек.

Стадион «Stade de France».

Справа от стадиона «Stade de France» по улице Жюль Риме расположена сеть кафе.

В 21:29 и 21:53 в холле стадиона «Stade de France» раздаются два взрыва. На стадионе в тот момент, напомню, проходил товарищеский матч футбольных сборных Франции и Германии, на котором присутствовали президент Франции Франсуа Олланд, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и глава французского МИДа Лоран Фабиус.

Теракты возле стадиона «Stade de France».

На карте обозначены три места возле стадиона «Stade de France»,
где произошли теракты.

Отметим, что коммуна Сен-Дени сегодня насчитывает порядка 95 000 жителей, более трети из которых (почти 36% по официальным данным) являются выходцами из бывших колоний Франции или иммигранты.

Почти одновременно, в промежутке между 21:20 и 21:30 часами вечера, происходят нападения на ресторан «Petit Cambodge» и находящийся напротив него, через улицу Биша, бар «Le Carillon». Жертвами стали около 26 человек. На нижеприведённой карте вы можете видеть место, где расположены эти заведения. А расположены они прямо напротив друг друга, через узкую улочку Биша. И посетителей этих заведений террористам было очень удобно расстреливать из автомобиля, который проезжал по улице Алибер.

Ресторан «Petit Cambodge» и бар «Le Carillon».

Ресторан «Petit Cambodge» и бар «Le Carillon» расположены совсем рядом.

То, что не видно на карте, хорошо заметно на фотографиях. Ниже вы можете видеть фото, сделанное с помощью панорамного сервиса Google в 2012-2013 годах. На этом фото видно, что район, где расположены эти два кафе – не самый благополучный. А ресторан «Petit Cambodge» и бар «Le Carillon», что хорошо видно при внимательном исследовании фотопанорам Google, скорее напоминают подозрительного вида забегаловки.

Ресторан «Petit Cambodge» и бар «Le Carillon» в 2013 году.

Ресторан «Petit Cambodge» и бар «Le Carillon» в 2013 году.

В то же время, в 21 час 32 минуты, было совершено нападение на посетителей пиццерии «La Casa Nostra», которые находились на открытой террасе кафе на пересечении улиц Фоли Мерикур и де ла Фонтен о Руа. По свидетельствам очевидцев, стрелял один человек, жертвами стали минимум 5 человек. Как и два предыдущих общепитовских объекта атаки, пиццерия «La Casa Nostra» представляет собой небольшое заведение, находящееся на перекрёстке нескольких улиц недалеко от площади Республики: Фонтен о Руа, Фоли Мерикур, бульвара Жюль Ферри и Фобур дю Тампль.

Пиццерия «La Casa Nostra».

Пиццерия «La Casa Nostra».

Пиццерия «La Casa Nostra».

Карта расположения пиццерии «La Casa Nostra».

Пиццерия «La Casa Nostra» была выбрана объектом атаки, что совершенно очевидно, из-за своего удобного для отхода террористов месторасположения – на карте это видно очень хорошо.

Через 4 минуты, примерно в 21:38 часов парижского времени, два человека из проезжающего автомобиля открыли пулемётный огонь по находившимся на открытой террасе посетителям кафе «La Belle Equipe», находящемся на пересечении улиц Шаронн и Федерб. Погибло не менее 19 человек. Это кафе, как и предыдущие, также является весьма небольшим заведением. И тоже расположено на пересечении нескольких улиц. На нижнем google-фото вы видите это кафе, находящееся в доме № 92 по улице Шарон: фото-панорама была сделана днём, когда кафе закрыто.

Кафе «La Belle Equipe».

Кафе «La Belle Equipe».

А теперь взгляните на расположение кафе «La Belle Equipe» на карте Парижа, фрагмент которой я предлагаю ниже.

Кафе «La Belle Equipe» на карте.

Кафе «La Belle Equipe» на карте.

Обратите внимание – рядом с кафе «La Belle Equipe» (например, слева по улице Шарон) мы видим несколько таких же небольших кафе и ресторанчиков. Но объектом атаки почему-то было выбрано именно «La Belle Equipe». Объяснить этот выбор можно только очень выгодным, с точки зрения террористов, расположением кафе – на самом перекрёстке, что дало возможность осуществлявшим стрельбу из автомобиля террористам быстро скрыться с места преступления.

Чуть позднее, в 21:44, возле расположенного на пересечении бульвара Вольтер и улицы Монрей, в квартале от площади Наций,  кафе «Comptoir Voltaire» террорист-смертник подорвал находившееся на нём взрывное устройство, однако что-то пошло не так. Смертник, как позднее свидетельствовали очевидцы, явно сильно нервничал, и жертв, к счастью, не было – ни один человек (кроме самого террориста) не погиб. На фото мы также видим, что кафе «Comptoir Voltaire» расположено на пересечении нескольких улиц.

Кафе «Comptoir Voltaire».

Кафе «Comptoir Voltaire».

Многие очевидцы отмечали, что расстреливавшие людей террористы вели себя чрезвычайно хладнокровно. Едва ли не единственным исключением стало поведение смертника у кафе «Comptoir Voltaire», который, как уже было отмечено, заметно нервничал, что и было замечено очевидцами. Не исключено, что причина подобного нервного поведения могла крыться в том, что он ожидал подъезда своих сообщников, но получил приказ их не дожидаться и осуществить подрыв взрывного устройства. Впрочем, это всего лишь предположение.

Наконец, в 21:50 началась последняя сцена кровавой драмы, когда было совершено нападение на мюзик-холл «Bataclan», находящийся примерно в 2 км. северо-западнее по бульвару Вольтер, на сцене которого в тот момент происходил концерт американской рок-группы «Eagles of Death Metal». Как минимум четверо террористов, снабжённых поясами шахидов, как первоначально сообщалось, взяли в заложники порядка 100 человек. Позднее стало известно, что, вроде бы, о взятии заложников речи не шло, а нападавшие начали планомерно расстреливать находившихся в зале зрителей, после чего подорвали себя при помощи взрывных устройств. К часу ночи по местному времени, после штурма здания, предпринятого французским спецназом, количество жертв определялось числом примерно в 90 человек.

Театр «Bataclan» выходит на бульвар Вольтер.

Театр «Bataclan» выходит на бульвар Вольтер.

Театр «Bataclan» – здание которое было построено в последней трети XIX века.

Как видно, театр «Bataclan» – это небольшой мюзик-холл, здание которого было построено в последней трети XIX века.

НЕ СЛИШКОМ ЛИ МНОГО СОВПАДЕНИЙ?

Первое, что обращает на себя внимание, – синхронность терактов. Все расстрелы и взрывы произошли менее чем за час, точнее, в течение примерно 37 минут: первый взрыв произошёл в 21:16 у стадиона «Stade de France», там же прогремел и последний в 21:53 – через три минуты после начала нападения на театр «Bataclan».

Второе, что стоит отметить – все теракты, за исключением стрельбы и взрывов у стадиона «Stade de France», произошли примерно в одном и том же районе, в X и XI округах Парижа. Более того, все взрывы и стрельба происходили в районе бульвара Вольтер на достаточно небольшом расстоянии друг от друга. От самой северной точки (улицы Биша, где друг напротив друга расположены ресторан «Petit Cambodge» и бар «Le Carillon») до самой южной (где у кафе «Comptoir Voltaire» подорвался одиночный террорист-смертник) всего-то три километра по прямой линии.

Теракты в Париже 13 ноября.

Теракты были осуществлены на расстоянии
трёх километров от одного места до другого…

Третье: эксперты в области спецслужб уже отмечали, как минимум, два странных момента, связанных со взрывами у стадиона «Stade de France». Почему террористы осуществили подрыв взрывчатых устройств во время матча, не дождавшись его окончания? Ведь ждать пришлось бы недолго, шёл второй тайм игры! А если бы взрывы были осуществлены, когда болельщики выходили с битком забитого стадиона, жертв могло бы быть больше, разве не эту цель преследовали перед собой террористы?

Кроме того, для чего вообще была выбрана такая странная цель для атаки, каковой являлся стадион? Ведь на матче присутствовали министры иностранных дел Германии и Франции, а также сам президент Французской республики. Следовательно, объект должен был охраняться в усиленном режиме. К чему был этот ненужный риск? Или же стадион был выбран специально с тем, чтобы отвлечь максимально возможное число сотрудников полиции и спецслужб?

Четвёртое. Кстати, о спецслужбах, к которым, как и в случае с первой серией терактов в Париже (7-9 января 2015 года), вновь возникло немало вопросов. Казалось бы, случившееся в январе должно было побудить французских силовиков сделать определённые выводы. Более того, как сообщали в эти дни многие средства массовой информации, с 30 ноября по 11 декабря 2015 года в Париже должна состояться конференция COP21 – 21-ая конференция, проводимая в рамках Конвенции ООН по климатическим изменениям. На конференции ожидается присутствие первых лиц многих государств. В связи с этим в Париже уже была введена в действие система «Vigipirate».

Итоговый выпуск программы «Вести недели» от 15 ноября 2015 года телеканала «Россия-1» (репортаж Александра Хабарова «Боевики обошли французскую систему “Vigipirate”») о сути этой системы заметил, что она предусматривает «максимальный уровень взаимодействия спецслужб, полиции и военных по предотвращению террористической угрозы. “Vigipirate” подразумевает не только усиленное патрулирование и защиту транспортных узлов, но и тщательный мониторинг всех подозреваемых в экстремистской деятельности».

Что же тогда получается? Что организаторы серии терактов в Париже были настолько  высокопрофессиональными специалистами, что без особых проблем обошли своих французских «коллег»? Или организаторы терактов были знакомы не только со спецификой работы французских спецслужб, но и с теми мероприятиями, которые они уже осуществляли в рамках программы «Vigipirate»?

Тогда возникает вопрос: кто же готовил организаторов терактов в Париже, или – кто «слил» им информацию о том, как французы работают в рамках программы «Vigipirate»?

Пятое. В воскресенье, 15 ноября, на сайте газеты «Комсомольская правда» (впрочем, этот факт отметила не только «КП») была размещена небольшая заметка под названием «Аккаунт в “Твиттере” предсказал теракты в Париже». Заметка эта столь любопытна, что есть смысл процитировать её почти полностью: «“Число погибших в парижских терактах возросло до 120, 270 ранены”, – такое сообщение появилось в одном из аккаунтов в “Твиттере”. Удивительно, что произошло это 11 ноября, то есть за два дня того, как экстремисты совершили теракты в Париже. Подписчики поясняют, что все твиты в аккаунте PZFeed составляет интернет-бот. Он автоматически генерирует заголовки новостей из случайных слов. Таким образом, все события, описанные в ленте, не происходили на самом деле. Все, за исключением парижских терактов, которые унесли жизни 129 человек.

Отметим, что исправить новость позже никто не мог – твиты можно только удалять, но невозможно отредактировать», – резюмирует автор заметки Карина Христова.

Аккаунт PZFeed в Twitter.

Тот самый аккаунт PZFeed в Twitter.

ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ВЫВОДЫ

Серия терактов во французской столице, произошедшие вечером 13 ноября, безусловно, были спланированы очень профессионально. Во всех 6 точек, где звучала стрельба и раздавались взрывы, в тот день было много людей. Все кафе, подвергшиеся нападениям террористов, находились в очень удобных с точки зрения путей отступления местах. При этом, в точке, где в результате стрельбы и подрывов взрывных устройств могло погибнуть наибольшее число людей (стадион «Stade de France»), по удивительному совпадению погибло едва ли не наименьшее число людей, 10 человек. Да и то не на самом стадионе, а в одном из расположенных неподалёку от него кафе.

Скорость, с которой происходили теракты, не должны были дать полиции время сосредоточиться и понять, что происходит. При этом, значительные силы полиции, как мы знаем, были отвлечены как на футбольный матч на стадионе «Stade de France» и раздавшиеся там с промежутком в 13 минут первые два взрыва.

В последующие дни (14 и 15 ноября) была озвучена информация о том, что нападавших в общей сложности было 10 человек, 8 из которых погибли, а двое находятся в розыске. Судя по всему, эти двое оставшихся живыми взяты также не будут. Если, конечно, их вообще смогут найти. То, что почти все террористы оказались мертвы, удивительным образом напоминает ситуацию января 2015 года: тогда никто из террористов, осуществивших теракты в Париже, также не выжил. А, стало быть, не смог рассказать, как именно и кем именно они были организованы.

При спокойном анализе серии терактов волей-неволей на ум приходит вывод о том, что террористов-исполнителей было не так много и они были разделены, скорее всего, на 3 группы. Первая группа (состояла, скорее всего, из 3-х человек) засела возле стадиона «Stade de France», а вторая и третья орудовали в районе проспекта Вольтер. Вторая группа занималась расстрелами посетителей в кафе, а третья – взятием и расстрелом заложников в театре «Bataclan». Судите сами.

Первое нападение (примерно в 21:20 – 21:30) в центре Париже произошло на улице Биша возле баров «Petit Cambodge» и «Le Carillon»: нападавшие, как свидетельствовали очевидцы, стреляли из автомобиля.

Второе нападение произошло на пиццерию «La Casa Nostra» в нескольких кварталах юго-западнее спустя от 2-х до 7-ми минут, в 21:32, где свидетели зафиксировали одного стрелявшего человека. Доехать от «Petit Cambodge» и «Le Carillon» до «La Casa Nostra» за 2-3 минуты (а это – всего 4 квартала), высадить стрелка, подождать, пока он осуществит теракт и вновь его забрать – всё это осуществить было вполне реально.

Третьему нападению через 6 минут, в 21:38, подверглись посетители кафе «La Belle Equipe», находящемся на пересечении улиц Шаронн и Федерб. В посетителей кафе также стреляли из автомобиля. «La Belle Equipe», на первый взгляд, находится достаточно далеко от пиццерии «La Casa Nostra» – примерно в 3-х километрах (с учётом геометрии улиц) на юго-восточном направлении. Но это не столь большое расстояние: добраться до кафе «La Belle Equipe» на автомобиле, двигавшемся даже с весьма небольшой скоростью, порядка 60 км/час, за 6 минут было вполне реально.

Чёрт, как известно, прячется за деталями. Чем больше в последующие дни будет появляться уточняющей информации о деталях осуществления этой террористической спецоперации, тем, вполне возможно, это больше будет запутывать сторонних наблюдателей – тех, кто самостоятельно пытается разобраться в случившемся. К чему это я?

Дело в том, что в первые два дня после терактов появились сообщения (см., к примеру, статью «Террористические акты в Париже 13-14 ноября 2015 года» в русскоязычной «Википедии», подглавка «Расстрел возле кафе “Ла Белль Экип”») о том, что экспертам удалось установить детали расстрелов: все автоматные выстрелы были произведены двумя террористами из одного и того же автомобиля. Скорее всего, их было трое – двое вели стрельбу, третий сидел за рулём (итого, с учётом засевшей у стадиона «Stade de France» террористической троицы – 6 человек).

Что произошло далее? Скорее всего, вторая группа, расстреливавшая посетителей парижских кафе, была вынуждена в силу начавшегося преследования со стороны полицейских резко изменить планы и бежать, будучи не в состоянии забрать своего сообщника у кафе «Comptoir Voltaire» (а это – всего-то около одного километра, если двигаться по улице Шарон и далее – по бульвару Вольтер). Где примерно в 21:41 – 21:44 он и вынужден был применить «план Б», то есть – осуществить самоподрыв.

Смертник явно нервничал и вёл себя странно: как сообщил вечером 14 ноября французский интернет-ресурс «L’Express» (статья «Камикадзе взорвал себя в кафе у площади Наций при оформлении заказа»; «A Nation, le kamikaze s'est fait sauter en passant la commande»), «мужчина арабского этноса без маски, одетый в толстовку, зашёл в кафе “Контуар Вольтер” и сделал заказ у стойки. Затем он отправился к самому людному месту, не дождавшись заказа, и по невыясненной причине активировал спрятанные под толстовкой взрывные устройства до того, как приблизился к жертвам». Не исключено, что вторая группа (группа «автомобилистов») была физически ликвидирована – мы помним о том, что общую численность террористов в первые дни эксперты оценивали в 10 человек, 8 из которых были ликвидированы.

Но вот вопрос: зачем террористу понадобилось делать заказ в кафе? Ответ может быть только один: он это сделал в ожидании своих сообщников, чтобы не вызвать подозрения публики. Как только подъехали бы его сообщники, террорист, скорее всего, должен был открыть стрельбу, после чего, прыгнув в ожидавший его автомобиль, скрыться с места преступления. Но ситуация приняла иной оборот, «оформитель заказа» получил приказ сделать самоподрыв, занервничал и осуществил теракт не так, как планировалось. Это и спасло жизни находившихся в кафе людей. Считаем его, а также «коллег» террориста в автомобиле и у стадиона, получаем цифру: 1+3+3=7. Семь террористов.

А вот третья группа террористов тем временем направилась в театр «Bataclan», где и осуществила взятие заложников, их расстрел. По свидетельствам очевидцев, их было четверо. Одного спецназ успел ликвидировать, а трое остальных смогли осуществить самоподрыв. Таким образом, всего, судя по всему, было 11 террористов. И скрыться, скорее всего, могла именно вторая группа, передвигавшаяся по городу на автомобиле и состоявшая из 2-х или 3-х человек.

К слову говоря, от места самого массового расстрела парижан в театре «Bataclan» до бывшего офиса редакции журнала «Charlie Hebdo» на улице Никола Аппер совсем близко – если идти по бульвару Ришар Ленуар, это минут 10-15 пешего хода.

Театр «Bataclan» находится совсем рядом с бывшим офисом редакции журнала «Charlie Hebdo».

Театр «Bataclan» находится совсем рядом с бывшим офисом
редакции журнала «
Charlie Hebdo».

Сложно отделаться от мысли, что район будущих терактов их организаторы хорошо изучили ещё в процессе подготовки нападения на редакцию «Charlie Hebdo». Впрочем, кровавая «пятница, 13-го» ноября 2015 года имеет не только эти сходства с расстрелом редакции журнала «Charlie Hebdo».

ПАРАЛЛЕЛИ С РАССТРЕЛОМ РЕДАКЦИИ «CHARLIE HEBDO»

Напомню, что практически сразу после серии терактов 13 ноября появилась информация, что их осуществили как те, кто имел гражданство Франции, так и те, кто совсем недавно прибыл в Европу в качестве беженца из стран Северной Африки. В частности, сообщалось, что с трупа террориста-смертника, взорвавшегося у кафе «Comptoir Voltaire» (по другим данным – у подрывника в районе стадиона «Stade de France») был обнаружен сирийский паспорт с пропускной печатью Греции и статусом беженца, полученным в октябре 2015 года. У трупа другого террориста вроде бы был обнаружен египетский паспорт.

Удивительно, но та же самая картина наблюдалась и 7 января 2015 года, когда на месте преступления (то ли у здания, то ли внутри здания редакции сатирического журнала «Charlie Hebdo»)  было найдено удостоверение личности человека, названного впоследствии полицией в качестве подозреваемого в расстреле сотрудников редакции журнала и двух полицейских. Документ был выдан на имя Саида Куаши. В тот же день стало известно имя его брата-сообщника – Шерифа.

Поразительное совпадение! В обоих случаях преступники, идя на дело, берут с собой документы. Зачем? Чтобы сразу же навести полицию, а, самое главное, общественное мнение, на мысль о присутствии в деле так называемого международного терроризма?

Есть ещё одно совпадение между терактами в Париже 7-9 января и 13 ноября 2015 года: внешнеполитический аспект. Нападение на редакцию «Charlie Hebdo» произошло вскоре (точнее, через 19 дней) после того, как 18 декабря 2014 года президент Франции Франсуа Олланд на встрече лидеров европейских стран в Брюсселе, первым среди лидеров стран Евросоюза, сделал заявление о необходимости смягчения, а то и вовсе – отмены принятых в июле экономических санкций против России.

Нынешний теракт произошёл вскоре после того, как в ходе боевых действий в Сирии армия Сирийской арабской республики при поддержке авиации России начала одерживать победы, не сулящие ничего хорошего боевикам ИГИЛ и войскам так называемой «сирийской оппозиции».

Как и в случае в январскими терактами, так и с ноябрьским ЧП очевидно следующее. Террористические акты призваны, с одной стороны, посеять панику. А с другой – направить гнев испуганных граждан против «очевидного» врага – так называемого «исламского терроризма». Что, скорее всего, вызовет активизацию французской армии в боевых действиях на Ближнем Востоке.

Но вот оттуда ли, на самом-то деле, реально исходит угроза? И почему именно Франция, именно Париж второй раз в 2015 году стали объектом террористической атаки?

Ответ, пожалуй, лежит на самой поверхности. Во-первых, мусульманская община Франции сегодня является одной из самых крупных в Европе и насчитывает, по разным данным, 5-6 миллионов человек, то есть порядка 10% от населения страны. Как известно, далеко не все этих новых «репатриантов» горят желанием ассимилироваться и принимать правила игры, принятые во французском обществе. Более того, многие из тех, кто в последние годы (и особенно – месяцы) прибыл во Францию, отправились туда явно не с миролюбивыми намерениями, о чём неоднократно говорили представители тех французских спецслужб, к примеру – директор парижского Центра анализа терроризма (Le Centre d’analyse du terrorisme; CAT) Тибо де Монбриаль (Thibault de Montbrial).

Отсюда следует во-вторых: французское общество со всё большей очевидностью начинает понимать, что надо предпринимать какие-то реальные, эффективные действия. Как следствие этих умонастроений, растёт популярность политических сил, выступающих с правых позиций. И это не Марин Лен Пен, лидер «Национального фронта», как это кто-то может подумать. Ле Пен, если кратко суммировать то, что она говорила в последние месяцы и в эти дни, предлагает а) коренным образом пересмотреть иммиграционную политику Франции; б) коренным образом пересмотреть внешнюю политику страны с тем, чтобы правильно определиться с тем, кто же, на самом-то деле, является другом Франции в мировой политике, а кто – самым настоящим врагом.

Террористические акты, подобные тем, чтобы были устроены 13 ноября 2015 года в Париже, преследуют вполне прагматичную цель: посеять среди населения панику. Ибо в состоянии паники и сопровождающего её информационного шума как отдельно взятый человек, так и общество в целом оказывается в деморализованном состоянии, не понимая, что же происходит и как с этими бедами бороться. Вот тут-то и появятся люди, которые предложат старой бедной Франции (или какой-то другой европейской стране) рецепты «борьбы с террористической угрозой».

Эти рецепты, поддержанные основной массой деморализованных и информационно дезориентированных граждан, вполне позволят принять ряд непопулярных мер, что развернёт внешнюю и внутреннюю политику Франции в сторону крайне правого направления – гораздо более правого, чем даже озвучиваемые Марин Ле Пен лозунги.

Вот только эти рецепты, написанные людьми, находящимися за многие километры от Парижа, могут оказаться совсем не теми, что нужны сегодня французскому обществу…

Будут ли сделаны правильные выводы из событий 13 ноября? (фото: Reuters).

Будут ли сделаны правильные выводы из событий 13 ноября?
(фото: Philippe Wojazer, Reuters).

Игорь ОСОВИН

Статьи по теме:

Поделиться в соц.сетях